понедельник, 19 января 2015 г.

«Тонкий знаток души человеческой». К 155-летию со дня рождения Антона Павловича Чехова

2015 Год литературы в России сотрудники библиотеки-филиала № 12 ГБУК г. Севастополя «ЦБС для взрослых» открыли литературно-музыкальным вечером посвященным 155-летию со дня рождения русского интеллигента, мастера короткого рассказа, драматурга, тончайшего психолога, непревзойденного певца загадочной русской души – Антона Павловича Чехова.

Литературный вечер был подготовлен для учащихся Севастопольского судостроительного колледжа, также на мероприятие были приглашены и наши взрослые читатели.
Для мероприятия мы подготовили рекламный материал о творчестве А. П. Чехова: памятку-цитатник «Об Антоне Павловиче Чехове говорят...» (высказывания современников, критиков), рекомендательный список «Лучшие произведения А. П. Чехова».
В читальном зале оформлена книжная выставка к юбилею А. П. Чехова.
Виртуальная книжная выставка представлена в блоге библиотеки
Презентация и сценарий  "Тонкий знаток души человеческой. А. П. Чехов" здесь и здесь
Звучала классическая музыка, которую любил А. П. Чехов



Антон Павлович Чехов родился 17 (29) января 1860 года в Таганроге в семье купца третьей гильдии. Отец и дед его были крепостными села Ольховатка Воронежской губернии. Дед Чехова, Егор Михайлович, ценой напряженного труда скопил три с половиной тысячи рублей и к 1841 году выкупил всю семью из крепостного состояния. Отец, Павел Егорович, будучи уже свободным человеком, выбился в люди и завел в Таганроге собственное торговое дело – небольшой магазин. Но больше всего он увлекался церковным пением, даже руководил церковным хором, играл на скрипке, неплохо писал красками. Павел Егорович Чехов имел деспотичный характер и, хотя в письмах семейству проявлял заботу и сострадание, в жизни часто прибегал к рукоприкладству и брани. Он заставлял своих детей с утра до ночи работать в лавке, а также петь в хоре на многочасовых церковных службах. Коммерсантом Павел Егорович был незадачливым. Ещё в 1874 году дела него пошли совсем плохо, и он стал падать в долговую яму. Через два года он вынужден был тайно с семьей уехать из Таганрога в Москву. Антон остался в Таганроге доучиваться в гимназии. Жил он в то время с людьми, которым достался семейный дом, занимался репетиторством с сыном нового хозяина, «оплачивая» этим проживание.
Семья Чеховых. Таганрог. 1874 г

Родители А.П. Чехова: Евгения Яковлевна и Павел Егорович
Мать писателя, Евгения Яковлевна Чехова — тихая женщина, стоически терпевшая деспотизм мужа и годы нужды. Она не любила читать и писать, всю жизнь жила интересами семьи, переживая, в первую очередь, за своих детей. Она пережила четырёх из семи своих детей. Антон Чехов говорил, что «Талант в нас со стороны отца, а душа со стороны матери».
Антон Павлович Чехов был третьим ребёнком в семье. Раннее детство Антона протекало в бесконечных церковных праздниках, именинах. В будние дни, после школы братья втроем бегали рыбачить или ловить щеглов и чижей. Сначала Чехов учился в греческой школе в Таганроге. Содержащий школу грек заставлял зазубривать уроки, бил учеников линейкой, ставил в угол на колени на крупную соль. В 8 лет, после двух лет учёбы, Чехов поступает в таганрогскую гимназию. Мужская классическая гимназия была старейшим учебным заведением на юге России и давала солидное по тем временам образование и воспитание. Окончившие восемь классов гимназии молодые люди могли без экзаменов поступить в любой российский университет или поехать учиться за границу.
Гимназия сформировала у Чехова отвращение к лицемерию и фальши. Здесь формировалось его видение мира, любовь к книгам, знаниям и театру. Здесь он получил свой первый литературный псевдоним «Чехонте» которым его наградил учитель Закона Божьего Фёдор Покровский. Здесь начинались его первые литературные и сценические опыты.
Чехов-гимназист издавал юмористические журналы, придумывал подписи к рисункам, писал юмористические рассказы, сценки. Первая драма «Безотцовщина» была написана 18-летним Чеховым в период учёбы в гимназии. Гимназический период Чехова был важным периодом созревания и формирования его личности, развития её духовных основ.
В 1879 году Антон Чехов окончил гимназию в Таганроге и в этом же году переехал к родителям в Москву. В Москве он поступил на медицинский факультет Московского университета, где учился у известных профессоров: Н. Склифосовского, Г. Захарьина и других. В 1884 году он окончил курс университета и начал работать уездным врачом в Воскресенске (ныне город Истра), в больнице, заведующим которой был известный доктор П. А. Архангельский. Затем он работал в Звенигороде, где некоторое время заведовал больницей.
Чехов уже студентом (с 1880 г.) начал помещать рассказы, фельетоны, юморески в изданиях «малой прессы», преимущественно юмористических: московских журналах «Будильник», «Зритель», в петербургских юмористических еженедельниках «Осколки», «Стрекоза». Он публикует свои юморески под самыми разными смешными псевдонимами: Балдастов, Брат моего брата, Человек без селезенки, Антонсон, Антоша Чехонте.
Итогом раннего периода творчества стали сборники малой прозы— «Сказки Мельпомены» (1884), «Пестрые рассказы» (1886), «Невинные речи» и «В сумерках» (оба - 1887, за последний сборник в 1888 автору присуждена академическая Пушкинская премия). В лице Чехова русская литература приобрела новое, вдумчивое и тонко-художественное дарование.
Оканчивая университет, он уже был автором таких великолепных произведений, как «Хамелеон», «Толстый и тонкий», «Смерть чиновника», «Хирургия», «Жалобная книга», чуть позже написан рассказ «Лошадиная фамилия», которые впоследствии будут считаться программными в его творчестве. Все они выросли из небольших историй, анекдотов, забавных сценок и по своей сути превратились в сатирическое обличение современной Чехову действительности.
В 1886 Чехов получил предложение о сотрудничестве от издателя газеты «Новое время» А. С. Суворина. Здесь он впервые начинает публиковать сочинения под собственным именем. Тогда же произошел перелом в художественном творчестве. Начиная с повестей «Степь» (1886), «Скучная история» (1889) и пьесы «Иванов» (1887-1889), поставленной в петербургском театре Ф. А. Корша, перед читателем предстал уже «зрелый», серьезный Чехов, в сочинениях которого слышнее драматические перебои жизненного пульса, тоска о гармонии и устремленность к вопросам человеческого духа.
Рассказы Чехова: «Детвора», «Кухарка женится», «Беглец», «Событие», «Дома», «Ванька», «Мальчики» - о детях, лишенных детства, оказали большое влияние на развитие общественного сознания конца XIX века. Они с предельной остротой ставили вопрос о несправедливости социального неравенства, об ответственности общества перед самым молодым его поколением.
Современники вспоминали о Чехове как о человеке «необычайной скромности». Можно сказать, что известность пришла к Чехову в молодые годы: в 28 лет он уже был известным писателем, получившим Пушкинскую премию. При этом, по воспоминаниям современников, шумной славы и всего с нею связанного Антон Павлович очень не любил – например, нервничал, когда нужно было выходить на поклоны в театре.
Ростом Антон Павлович Чехов был 1 м 80 см. Художник Константин Коровин вспоминал: «Он был красавец. У него было лицо со смеющимися добрыми глазами. Беседуя с кем-либо, он иногда пристально вглядывался в говорящего, но тотчас же вслед опускал голову и улыбался какой-то особенной кроткой улыбкой. Вся его фигура, открытое лицо, широкая грудь внушали особенное к нему доверие – от него как бы исходили флюиды сердечности и защиты… Несмотря на его молодость, даже юность, в нем уже тогда чувствовался какой-то добрый дед, к которому хотелось бы прийти и спросить о правде, спросить о горе и поверить ему что-то самое важное, что есть у каждого глубоко на дне души».
Чехов с таксой Хиной

1902 год. В Ялте. Собаки Тузик и Каштан
Известно, что Чехов любил животных и постоянно возился с ними. Он был глубоко убежден в большом воспитательном эффекте тесного общения детей с различными животными, и особенно домашними. Поэтому свои произведения о животных «Каштанка» и «Белолобый» он адресовал именно детям. В письме к брату Чехов писал о впечатлении детей А. С. Суворина от «Каштанки»: «Детишки не отрывают от меня глаз и ждут, что я скажу что-нибудь необыкновенно умное. А по их мнению, я гениален, так как написал повесть о Каштанке». Как-то его друг Николай Лейкин подарил писателю двух такс, к выбору имен которых Чехов подошел с юмором. Имена таксы получили от названия лекарственных препаратов Брома и Хины, а отчества по своему окрасу. Черненькому Брому досталось отчество Исаевич, а рыженькой Хине – Марковна. Антон Чехов написал своему другу Лейкину: «Они бегали по всем комнатам, ласкались, лаяли на прислугу. Их покормили, и после этого они стали чувствовать себя совсем как дома. Ночью они выгребли из цветочных ящиков землю с посевными семенами и разнесли из передней калоши по всем комнатам, а утром, когда я прогуливал их по саду, привели в ужас наших собак-дворян, которые отродясь еще не видели таких уродов. Самка симпатичнее кобеля. У обоих глаза добрые и признательные». Своих такс он очень любил. Часто с ними разговаривал, ласкал, играл, даже брал на рыбалку.
Антон Чехов был страстным коллекционером почтовых марок. Он их собирал всю жизнь. Отклеивал от конвертов с письмами, которые ему приходили, а также покупал во всех странах, которые посещал. Кстати, на станции Лопасня, недалеко от мелиховского имения Чехова, силами Антона Павловича было открыто почтовое отделение. Как вспоминала Мария Павловна, Чехов, чтобы поддержать его обороты, покупал марки только там.


Семейная фотография. Перед отъездом на Сахалин. 1890 год
Чехов на Сахалине
 
В 1890 году (с апреля по декабрь) писатель совершил поездку на остров Сахалин, который в то время был местом, где отбывали каторгу. Для Чехова это был гражданский поступок, своеобразное «хождение в народ». На Сахалине Чехов посетил все поселки. В одном из таких поселков Антон Павлович встретил известную воровку Софью Блювштейн, которую мы знаем как Сонька – золотая ручка. Легендарная воровка, легко перевоплощавшаяся в аристократок, говорившая на нескольких языках и продумывавшая свои преступления так тщательно, что полиция долгое время не могла найти на нее управы, была отправлена в ссылку за несколько краж ювелирных изделий на большую сумму.
Софья Блювштейн

Сонька-золотая ручка в кандалах. Сахалин
На острове Сонька предприняла три попытки бегства, все неудачные, была закована в кандалы и, в конце концов, сломалась. Чехов, встретившийся с ней в 1890 году, описывал легендарную мошенницу так: «Это маленькая, худенькая, уже седеющая женщина с помятым, старушечьим лицом. На руках у нее кандалы; на нарах одна только шубейка из серой овчины, которая служит ей и теплою одеждой и постелью. Она ходит по своей камере из угла в угол, и кажется, что она всё время нюхает воздух, как мышь в мышеловке, и выражение лица у нее мышиное». В то время Соньке было всего 45 лет.
В то время Сахалин был малоизученным, «никому не интересным» местом, не существовало даже данных о численности населения острова. В течение трех месяцев, что длилась поездка Чехова, писатель проделал огромный труд, в том числе провел перепись населения острова, им составлено около 10.000 карточек, изучал быт и условия жизни каторжан. Переписывая ссыльных Сахалина, писатель внёс вклад не только в историю острова, но и в русскую литературу. Чехов общался с людьми, узнавал истории их жизней, причины ссылки и набирал богатый материал для своих заметок.
История этой переписи запечатлена в его книге «Остров Сахалин». Путевые заметки из этой серии наглядно отображают жизнь обитателей острова и труд переписчика, которым стал на время А. П. Чехов. «Что в России страшно, то здесь обыкновенно, — пишет он, - Сахалин - это место невыносимых страданий... Мы сгноили в тюрьмах миллионы людей, сгноили зря, без рассуждения, варварски; мы гоняли людей по холоду в кандалах десятки тысяч верст... размножали преступников и все это сваливали на тюремных красноносых смотрителей... Виноваты не смотрители, а все мы». С тех пор творчество писателя, как он сам говорил, было все «просахалинено». Отразились сахалинские впечатления и в рассказах «В ссылке», «Палата № 6». Поездка значительно ухудшила состояние здоровья Чехова, обострился туберкулезный процесс.
Всю жизнь Чехов много занимался благотворительностью. «Надо, чтобы за дверью каждого довольного, счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные», - писал Чехов в рассказе «Крыжовник». Сам писатель помнил об этом всегда, и в своей благотворительной деятельности одной медициной не ограничивался. Он занимался и сбором средств для нуждающихся, и строительством школ, и общественной деятельностью.
В 1892 году во время эпидемии холеры, угрожавшей средней полосе России, Чехов работал санитарным врачом от земства – объезжал вверенные ему 25 деревень, четыре фабрики и монастырь, проверял состояние изб, строил холерные бараки, собирал средства для борьбы с болезнью, обходя состоятельных людей.
Мелихово

Мелихово сегодня

Чехов в Мелихово
В 1892 году Чехов приобрел имение Мелихово под Москвой, где сейчас работает один из главных чеховских музеев. Там же, в Мелихове, на средства Чехова были построены три школы для крестьянских детей, колокольня и пожарный сарай. А в родном Таганроге по инициативе писателя была организована общественная библиотека, куда Чехов пожертвовал более 2-х тысяч томов собственных книг, среди которых было немало уникальных изданий с автографами музейной ценности.
С 1890 по 1892 год, по возвращении в Москву из поездки по Сахалину, Чехов поселился в небольшом двухэтажном флигеле на Малой Дмитровке. Здесь он работал над книгой «Остров Сахалин», рассказами «Попрыгунья», «Дуэль», «Палата № 6», встречался с писателями В. Г. Короленко, Д. В. Григоровичем, В. А. Гиляровским, П. Д. Боборыкиным, Д. С. Мережковским, В. И. Немировичем-Данченко, известными актёрами А. П. Ленским и А. И. Южиным, художником И. И. Левитаном.
Из-за рассказа «Попрыгунья» Левитан чуть не вызвал Чехова на дуэль. Чехов и художник Левитан познакомились еще в конце 1870-х годов, когда оба были студентами и сохранили свою дружбу на протяжении многих лет. Но один случай, чуть не разрушил их дружбу.
И. Левитан

Софья Петровна Кувшинникова

Софья Кувшинникова. Портрет работы Левитана
В восьмидесятых годах Чехов дружил в Москве с художницей-дилетанткой Софьей Петровной Кувшинниковой. Софья Петровна была женщиной интересной и незаурядной и собирала вокруг себя кружок выдающихся людей. Левитан тоже входил в этот круг, давал Кувшинниковой уроки живописи, ездил на этюды, и, даже, имел с ней длительный роман. 
В 1892 году вышел в свет рассказ Чехова «Попрыгунья», и многие узнали в его героине Ольге Дымовой - Кувшинникову. А в возлюбленном героини - художнике Рябовском – Левитана. Левитан обиделся Чехова за это и какое-то время не разговаривал с ним, и даже якобы хотел вызвать Чехова на дуэль.
У Антона Павловича Чехова была природная склонность к острословию, он любил и умел создавать фразы, западающие в память. Многие из них вошли в наш язык настолько прочно, что уже воспринимаются как «народная мудрость». «Краткость - сестра таланта» или знаменитое «Если в первом акте на сцене висит ружье, то в последнем оно должно выстрелить» еще хранят печать автора. А вот о том, что фраза «Этого не может быть, потому что не может быть никогда» - из первого чеховского рассказа «Письмо к ученому соседу», уже мало кто знает.
Бунин как-то заметил, что даже если бы Чехов не написал ничего, кроме «Скоропостижной конской смерти» или «Романа с контрабасом», то и тогда было бы ясно, что в русской литературе мелькнул яркий и сильный ум. «Сказать хорошую нелепость дано лишь умным людям», - считал Бунин.
Перечислить все чеховские фразы, вызывающие улыбку, невозможно, вот лишь некоторые из них:
«Незнакомая девица похожа на закупоренную склянку с неизвестной жидкостью - попробовал бы, да страшно: а вдруг там яд?»
«Если тебе изменила жена, радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству».
«Я твой законнорожденный муж».
Иногда забавные фразы возникали у него случайно, и даже сам Чехов не сразу замечал их «соль».
Встреча Чехова и Толстого произошла в начале августа 1895 года, когда Антон Павлович приезжал в Ясную Поляну. На Чехова встреча произвела неизгладимое впечатление. «Я чувствовал себя легко, как дома и разговоры наши с Львом Николаевичем были легки», - писал он.
В это время Толстой работал над своим романом «Воскресение», чтение глав из которого и предполагалось в то время, когда приехал Чехов. По воспоминаниям очевидца тех событий, С. Т. Семенова, «Лев Николаевич не совсем хорошо себя чувствовал и пошел отдохнуть, а мы, человек пять или шесть, отправились в укромный уголок и расположились читать… Читали, кажется, часа два. По окончании чтения пошли в дом, вниз, в кабинет Толстого. Лев Николаевич встал после отдыха, но не выходил, по случаю недомогания, из кабинета. Он с любопытством ожидал, что ему скажут по поводу его новой работы».
По мнению Чехова, отрывки были хороши, особенно верно была схвачена картина суда. Неверной ему показалась лишь одна деталь: героиню романа, Екатерину Маслову, приговаривают к двум годам каторги. Чехову, который в свое время отбывал обязанности присяжного заседателя, было хорошо известно, что срок этот слишком мал. Лев Николаевич принял это и впоследствии исправил свою ошибку: в опубликованном варианте «Воскресения» Маслову приговаривают к четырем годам.
Ялта. Дом Чехова
Ялта. Дом Чехова сегодня
В 1898 году Чехов переехал в Ялту, где приобрел участок земли и построил дом, в котором у него бывали Л. Н. Толстой, М. Горький, И. А. Бунин, А. И. Куприн, художник И. И. Левитан. В Ялте Чехов, болезнь которого уже была в довольно тяжелой форме, активно помогал таким же, как и он, больным чахоткой. В то время очень многие чахоточные приезжали в Ялту, причем почти без денег, только потому, что были наслышаны об Антоне Павловиче Чехове, который помогает устроиться.
Еще у Чехова была целая армия горячих поклонниц, которых называли «антоновками». За Чеховым постоянно следовали восторженные поклонницы, когда в 1898 году Чехов перебрался в Ялту, многие из них отправились в Крым за своим кумиром.
В январе 1902 года газета «Новости дня» писала: «В Ялте, где живет А. П. Чехов, образовалась, по словам целая армия бестолковых и невыносимо горячих поклонниц его художественного таланта, именуемых здесь «антоновками». Последние бегают по набережным Ялты за писателем, изучают его костюм, походку, стараются чем-нибудь привлечь на себя его внимание и т.д. - словом производят целую кучу нелепостей. Идеал этих безобидных существ весьма скромен: «видеть Чехова», «смотреть на Чехова»».
Впервые А. П. Чехов приезжает в Крым в 1888 году. С холмов Севастополя впервые видит море. Чехов заворожен красотой морского пейзажа, мы увидим эти картины моря в повести «Черный монах». В Крыму величайший классик ХХ века писал «Три сестры». Здесь была создана «Дама с собачкой» и знаменитый на весь мир «Вишневый сад».
С 1894 года Чехов начал лечиться от туберкулеза на курортах Крыма. Гурзуф Чехов приметил еще в первый свой приезд в Крым. Многое привлекало здесь писателя: уединение, морской воздух, рыбная ловля. Но все это было и в других местах, почему из всех уголков южнобережья Чехов выбрал Гурзуф, ведь у Антона Павловича уже был дом в Ялте? Ялта для писателя оказалась слишком шумной, в ялтинский дом постоянно приезжали гости, а больному Чехову хотелось тишины и покоя.
«Писал ли я тебе, что купил в Гурзуфе кусочек берега? Мне принадлежит маленькая бухта с прекрасным видом, собственными скалами, купаньем, рыбной ловлей и проч. и проч. Пристань и парк очень близко, 3 минуты ходьбы: На новой даче только одно дерево, шелковица, но посадить можно сотню, что я и сделаю... Дом паршивенький, но крытый черепицей, четыре комнаты, большие сени» (из письма Чехова брату Ивану, 7 февраля 1900 года).
Дом у подножия скалы Дженевез-Кая Чехов купил у татар в 1900 г. за три тысячи рублей – немыслимые по тем временам деньги. Мало кто из друзей писателя знал о существовании гурзуфского домика. Здесь Чехов не принимал гостей, только родственники и близкие друзья навещали его.
Дача Чехова в Гурзуфе окружена миниатюрным садом, в нем есть растения, к которым прикасался сам хозяин. Например, два бамбуковых куста. Чехов любил шелест бамбука, раскачивающегося на ветру. Ему казалось, что это растение способно воссоздать атмосферу спокойствия и умиротворения. А еще Чехов делал из своего бамбука удочки. Живы и пальмы, посаженные в честь завершения работы над пьесой «Три сестры». Правда, когда-то их было три, но одна из них, к сожалению, погибла.
Из дворика открывается изумительный вид на скалу Пушкина. Говорят, что некогда молодой А. Пушкин вместе со своим другом Н. Раевским излазили вместе все скалы Гурзуфа, а на этой любили сверху наблюдать за купающимися барышнями.
Приобретя этот домик в крошечной бухте (сейчас она называется бухтой Чехова), Антон Павлович стал как бы «соседом» великого поэта. Пушкин для Чехова значил многое. В числе самых дорогих книг, которые он привез в Крым - издание сочинений Пушкина. В прозе, драматических произведениях Чехова его герои вспоминают и цитируют стихи Пушкина. Да и в письмах самого Антона Павловича большое количество ссылок на Александра Сергеевича Пушкина и его творчество.
Сегодня дача Чехова в Гурзуфе — уже история: домик, в котором когда-то жил и творил великий драматург, сад, по которому он когда-то бродил в поисках вдохновения… В этом сказочном месте навеки поселилась чеховская муза.
Лика Мизинова
Чехов был влюблен в Лику Мизинову, но в их отношениях никогда не было ясности. Долгая история отношений Чехова и Лики Мизиновой началась в 1889-м году, когда она, подруга сестры писателя Марии Павловны, пришла в гости к Чеховым в их дом на Садово-Кудринской. Ей было 19 лет, ему, тогда уже знаменитому писателю – 29. Общительная, разговорчивая Лика, дочь состоятельных родителей, легко сходилась с людьми и умела с каждым найти общий язык. Чехов и Мизинова быстро сблизились и много времени проводили вместе: посещали музеи, концерты и церковные службы, Лика помогала писателю готовиться к его поездке на Сахалин, часто бывала у Чеховых.
Именно переписка с Ликой Мизиновой, полная иронии и взаимных шуток, является самой обширной во всей переписке Чехова, но даже она не дает полного представления о том, какими же были их истинные отношения, любил ли Чехов когда-нибудь Мизинову, или это было не более чем влюбленностью. Судьба Лики нашла отражения в чеховской «Чайке». В 1894-м Лика уехала в Париж.
В конце 1880-х годов Чехов много писал для театра: были созданы пьесы «Иванов», «Леший», «Свадьба», водевили «Медведь», «Юбилей».
Непонятая актерами и зрителями, в 1896 году потерпела провал его пьеса «Чайка», но уже через два года, в 1898 году, в постановке молодого Московского художественного театра эта пьеса имела триумфальный успех и стала символом нового театра.
Чехов с актерами МХТ
Там же были поставлены пьесы «Дядя Ваня» (1898), «Три сестры» (1901) и «Вишневый сад» (1904), которые с тех пор не сходят со сцен театров всего мира.
Чехов писал «Вишнёвый сад» в 1903-м году, находясь в Ялте из-за прогрессирующей болезни, работа над пьесой продвигалась тяжело – порой писателю приходилось работать в спальне, полулежа. «Все чаще я заставал Чехова в кресле или на диване, уже без книжек и газет в руках, и он впервые не избегал говорить о своей работе, а жаловался, как трудно ему дописывать и переписывать пьесу, - он мог делать это только урывками», - вспоминал лечащий врач Чехова И. Н. Альтшуллер. И все же к октябрю пьеса была завершена и отправлена в Москву.
Режиссер Константин Станиславский вспоминал о том, как Чехов придумывал название к пьесе «Вишнёвый сад»: «Послушайте, я же нашёл чудесное название для пьесы. Чудесное!» — объявил он, смотря на меня в упор. «Какое?» — заволновался я. «Ви́шневый сад», — и он закатился радостным смехом. Я не понял причины его радости и не нашел ничего особенного в названии. Однако, чтоб не огорчить Антона Павловича, пришлось сделать вид, что его открытие произвело на меня впечатление.
Вместо объяснения Антон Павлович начал повторять на разные лады, со всевозможными интонациями и звуковой окраской: «Ви́шневый сад. Послушайте, это чудесное название! Ви́шневый сад. Ви́шневый!»… После этого свидания прошло несколько дней или неделя… Как-то во время спектакля он зашел ко мне в уборную и с торжественной улыбкой присел к моему столу. Чехов любил смотреть, как мы готовимся к спектаклю. «Послушайте, не Ви́шневый, а Вишнёвый сад», — объявил он и закатился смехом. В первую минуту я даже не понял, о чем идет речь, но Антон Павлович продолжал смаковать название пьесы, напирая на нежный звук ё в слове «Вишнёвый», точно стараясь с его помощью обласкать прежнюю красивую, но теперь ненужную жизнь, которую он со слезами разрушал в своей пьесе. На этот раз я понял тонкость: «Ви́шневый сад» — это деловой, коммерческий сад, приносящий доход. Такой сад нужен и теперь. Но «Вишнёвый сад» дохода не приносит, он хранит в себе и в своей цветущей белизне поэзию былой барской жизни. Такой сад растет и цветет для прихоти, для глаз избалованных эстетов. Жаль уничтожать его, а надо, так как процесс экономического развития страны требует этого».
Сравнение «Вся Россия – наш сад!» в пьесе Чехова «Вишнёвый сад» очень символично, ибо с той красотой вишневого сада, которая гибнет от стука топора, умирает и вся Россия. Образ сада – образ самой родины. Именно тема родины – внутренняя поэтическая тема «Вишнёвого сада», этой глубоко патриотической пьесы, проникнутой от первой до последней строки страстной и нежной любовью к родине, заботой о ней. Такой глубокий смысл был вложен Чеховым в название произведения.
К гибели сада по-своему причастен каждый. Вновь – «виноваты все мы». Чехов говорит об ответственности каждого за существующий порядок, за общий ход вещей. И выражая эту мысль, драматург, безусловно, имеет в виду далеко не только вишневый сад из своей пьесы, а то, что символически скрывается за этим образом. Чехов говорит обо всей стране, о ходе ее развития, оглядывается назад и видит плоды жизни прошлой.
Что же такое вишнёвый сад? Прошлое ли России, ее настоящее или будущее? Что же именно он олицетворяет? Вот уже более века прошло со времени создания пьесы, но поставленные вопросы остаются без ответа. Видимо, в этом состоит уникальность и самой пьесы, и образа сада. Да, ответить на вопрос трудно, но соотнести персонажей и временные пласты возможно.
За свою первую публикацию – рассказ «Письмо к ученому соседу», напечатанный в журнале «Стрекоза» в марте 1880 года – Чехов получил гонорар в размере 5 копеек со строки. Последнее его произведение – пьеса «Вишнёвый сад» - стоила уже намного дороже. В январе 1904 года газета «Новости дня» сообщала: «Книгоиздательство «Знание» предложило А.П.Чехову за напечатание «Вишнёвого сада» 5000 рублей - по 1 1/2 тысячи рублей за лист. Гонорар - небывалый в России. Пьеса будет напечатана в особом сборнике вместе с произведениями Горького».
28 декабря 1899 года император Николай II подписал указ о том, что Антону Чехову жалуется титул потомственного дворянина и орден Святого Станислава третьей степени. Для биографов Чехова этот факт его биографии долгое время оставался неизвестен. Все дело в том, что дворянский титул Чехов не принял. Высочайший указ так и остался без внимания и последствий. Потомственным дворянином Чехов не стал, но поскольку в России нельзя было жить совершенно без всякого чина, то у Антона Павловича все-таки был чин – отставной сверхштатный младший медицинский чиновник.
Также он оставил без внимания и звание почетного академика Российской академии наук. В паспорте его жены Ольги Книппер-Чеховой было написано: жена врача. «Хотел я сначала сделать тебя женою «почетного академика» - писал Чехов ей. – Но потом решил, что быть женою лекаря куда приятнее».
В 1900 году Чехов избран академиком по разряду изящной словесности, однако в 1902 году от звания академика он отказался (совместно с В. Г. Короленко) в связи с тем, что избрание в Академию М. Горького было объявлено царем недействительным.
Весной 1900 года в Крым приезжает на гастроли Московский Художественный театр. Чехов отправляется в Севастополь, где специально для него дают «Дядю Ваню». Позже театр переезжает в Ялту, где начинают собираться интереснейшие люди: Бунин, Горький, Куприн; каждый день у Чеховых — вся театральная труппа. Вскоре театр возвращается в Москву.
Ольга Леонардовна Книппер
Но уже в июле Ольга Леонардовна Книппер, ведущая актриса МХТ, первая исполнительница ролей в чеховских пьесах, с которой Чехов познакомился на репетициях в 1898 году и впоследствии активно переписывался, снова едет в Ялту гостить у писателя. Они проводят вместе весь июль, и за это время определяется их дальнейшая совместная жизнь. Зиму 1900-1901 г Чехов находится в Ницце на лечении, потом едет в Италию, а в феврале возвращается в Ялту. 25 мая 1901 г. А. П. Чехов и О. Л. Книппер венчались.
1901 г. Чехов и Книппер в Уфимской губернии
Сразу после свадьбы Ольга Леонардовна везет мужа в Уфимскую губернию на кумыс — считалось, что он помогает при чахотке. Чехов уже очень слаб, но, несмотря на мучительную болезнь, он продолжает писать, встречаться с людьми, помогать всем, кому только можно. «Я презираю лень, как презираю слабость и вялость душевных движений», — сказал он как-то о самом себе. Они жили на два дома, Чехов в Ялте, Ольга Книппер в Москве. И их разлука (Книппер играла во МХАТе и нечасто приезжала в Ялту) не могла не сказаться на душевном состоянии Чехова. Там же, в Москве, остались знакомые писателя, друзья, издатели, любимый им МХАТ. Ялту, где Чехов чувствовал себя словно в ссылке, он прозвал своей «теплой Сибирью».
Переписка Чехова с женой Ольгой Книппер была огромной. Их письма друг другу полны искренней любви и юмора, непосредственны и живы и полны заботы друг о друге. В письмах Чехов придумывает для жены множество забавных милых прозвищ и обращений, иногда понятных только им двоим: «милюся моя Оля, славная моя актрисочка, собака моя, дуся моя бесподобная, балбесик мой». Часто приправлял Чехов свои письма шутками, подобными этой: «Не забывайте писателя, не забывайте, иначе я здесь утоплюсь или женюсь па сколопендре». Брак их продолжался до смерти Чехова 2 (15) июля 1904 г. Ольге Книппер-Чеховой было суждено пережить мужа на 55 лет, больше замуж она так и не вышла.
Ольга Книппер была первой из актрис, сумевшая передать на сцене образы чеховских женщин. Она участвовала во всех пяти спектаклях чеховского цикла Московского художественного театра («Чайка», «Дядя Ваня», «Три сестры», «Вишневый сад», «Иванов»).
Наконец, зиму 1903-1904-го годов – последнюю в жизни Чехова – врачи разрешили провести ему в Москве. «Он радовался и умилялся на настоящую московскую зиму, — вспоминала Ольга Книппер, — радовался, что можно ходить на репетиции, радовался, как ребенок, своей новой шубе и бобровой шапке».
1902 год. В кругу семьи. Стоят сестра Маша, Ольга Книппер. Сидят мать Евгения Яковлевна и Антон Чехов
Но московская погода не могла не сказаться на здоровье Антона Павловича, в феврале он вернулся в Ялту «в значительно худшем состоянии». Продолжал скучать по Москве: «Надумала ли что-нибудь насчет лета? Где будем жить? Хотелось бы недалеко от Москвы, недалеко от станции», - писал он. В апреле Чехов вернулся в Москву снова, но, простудившись по дороге, «получил резкое обострение, плеврит с высокой температурой и немедленно по приезде слёг».
В 1904 году в связи с резким ухудшением здоровья Чехов едет для лечения в Германию на курорт Баденвейлер.
Баденвейлер. Дом, где в 1904 г. умер Чехов
Со своей болезнью Чехов жил долгие годы, казалось, что она то отпускала его, то, наоборот, подступала все ближе. Многие современники Чехова в своих воспоминаниях не раз подтвердят одну и ту же мысль: Антон Павлович никогда не говорил о своей болезни и не жаловался на здоровье, даже в самые тяжелые моменты делая вид, что все в порядке, и боясь расстраивать близких и друзей.
«Он даже и вида не подавал, что ему плохо. Боялся нас смутить... Я сам однажды видел мокроту, окрашенную кровью. Когда я спросил у него, что с ним, то он смутился, испугался своей оплошности, быстро смыл мокроту и сказал: Это так, пустяки. Не надо говорить Маше и матери», - вспоминал брат Чехова Михаил Павлович об эпизоде, случившемся за несколько лет до смерти Чехова.
А Левитан писал в письме Илье Репину так: «Сердце разрывается смотреть на Чехова - хворает тяжко, видно по всему - чахотка, но улыбается, не подает вида, что болен. Интересно, знает или не знает правду? Душа за него болит».
Правду о своей болезне Чехов знал (ведь он был врач). Но, находясь в Баденвейлере, Чехов писал маме и сестре: «Здоровье мое поправляется, входит в меня пудами, а не золотниками», «Здоровье с каждым днем все лучше и лучше». Меж тем силы оставляли его с каждым днем…
В статье, напечатанной в немецкой газете после смерти Чехова, его лечащий доктор Эрик Шверер писал: «Он переносил свою тяжелую болезнь, как герой. Со стоическим, изумительным спокойствием ожидал он смерти. И все успокаивал меня, просил не волноваться, не бегать к нему часто, был мил, деликатен и приветлив».
«Было поистине изумительно то мужество, с которым болел и умер Чехов!», - сказал Бунин после его смерти. Русская пресса в 1904 году активно следила за здоровьем писателя и регулярно писала о нем. За два дня до смерти писателя (1 июля по старому стилю) в газете «Русское слово» даже появилась заметка о том,  что Чехов заметно поправляется и «осенью рассчитывает вернуться в Крым и поселится на ялтинской даче». Но, увы, вернуться в Крым Чехову уже не удалось.
По свидетельству жены Ольги Книппер, в начале ночи Чехов проснулся и попросил послать за доктором. После он велел дать шампанского. «Антон Павлович сел и как-то значительно, громко сказал доктору по-немецки: «Ich sterbe». Потом повторил для студента или для меня по-русски: «Я умираю». Потом взял бокал, повернул ко мне лицо, улыбнулся своей удивительной улыбкой, сказал: «Давно я не пил шампанского…», покойно выпил всё до дна, тихо лег на левый бок и вскоре умолкнул навсегда».
1904 г. Чехов на смертном одре
Когда умирает врач и приглашенный медик видит что помочь невозможно, он просит принести шампанского. Некий внутренний ритуал без слов.
Антон Павлович Чехов похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.
1904 г. Последнее прижизненное фото Чехова
В истории мировой культуры Антон Павлович Чехов остался как мастер короткого рассказа и нового типа пьесы - трагикомедии. Его умение найти точную художественную деталь, талант отражения тончайших душевных переживаний героев снискали ему известность во многих странах мира. Максим Горький так сказал об Антоне Павловиче Чехове: «В рассказах Чехова нет ничего такого, чего не было бы в действительности. Страшная сила его таланта именно в том, что он никогда ничего не выдумывает от себя, не изображает того, «чего нет на свете…». И закончить мне хотелось бы словами Л. Н. Толстого о Чехове: «Это был несравненный художник… Художник жизни… И достоинство его творчества то, что оно понятно и сродно не только всякому русскому человеку, но и всякому человеку вообще… А это главное!»
Сайт посвященный А. П. Чехову

Комментариев нет:

Отправить комментарий