вторник, 8 марта 2016 г.

Россия всегда славилась красотой своих женщин. И были в русской истории красавицы, устоять перед которыми не могли ни цари, ни простые смертные


Анастасия Захарьина-Юрьева (1530-1560)
Вряд ли юный Иван Васильевич, венчанный на царство в 1547 году в возрасте 17 лет, мог предположить, насколько бурными будут его отношения с женщинами. Сразу после венчания Ивана на царство был объявлен смотр невест, в котором могли принять участие «боярские дочери» со всех уголков страны.
Из огромного количества претенденток, доставленных на смотрины невест со всей Руси, Иван Грозный выбрал именно Анастасию. Род Захарьиных-Юрьевых, впоследствии прозвавшихся Романовыми, в недалёком будущем создаст новую царскую династию. Впрочем, в 1547 году, когда 17-летняя (по другим данным – 15-летняя) Анастасия выходила замуж за молодого царя, вряд ли кто-то думал о скором пресечении династии Рюриковичей. Молодая царица, сама того не желая, вызвала раздражение влиятельных бояр. Род Захарьиных-Юрьевых в тот момент не относился к числу высшей русской знати, и выбор царя элита сочла плевком себе в лицо. Сложно с уверенностью сказать, что в большей степени повлияло на выбор царя. Возможно, акцентировал внимание 17-летнего жениха на одной из красавиц его опекун – Михаил Юрьевич, который приходился Анастасии дядей. Известно, что царица была невысокой. Правильные черты ее лица обрамляли длинные густые волосы темно-русого цвета. Как писал Карамзин, «современники приписывали ей все женские добродетели», красота же считалась «необходимою принадлежностью счастливой Царской невесты». Ей удалось покорить не только сердце мужа, но и завоевать всенародную любовь. И сделать это, будучи только красивой, вряд ли было возможно. Ее образ стал символом мудрой женщины, способной, как писал Дорсет, «с удивительной кротостью и умом» управлять вспыльчивым мужем. 

Первая царица Анастасия Романовна, по всеобщему признанию, настолько благотворно повлияла на Ивана Грозного, что сумела превратить его из взбалмошного, жестокого и эгоистичного юнца в мудрого, справедливого и благочестивого правителя. Своей любовью и добротой она заставила супруга отказаться от дурных привычек, некрасивых поступков и взять на себя роль народного заступника и судьи. Вместе с ней он стал милостивым попечителем Церкви и монастырей, рачительным хозяином и защитником Русской земли.
Современники сразу полюбили молодую царицу и отмечали, что она обладала всеми достоинствами супруги: целомудрием, смирением, набожностью, чувствительностью, благостью, основательным умом и чарующей красотой.
Всего Анастасия родила мужу шестерых детей, однако до взрослых лет дожили лишь два сына – Иван и Фёдор. Иван, многие годы считавшийся наследником престола, погиб при трагических обстоятельствах, Фёдор же стал последним царём из династии Рюриковичей.
В июле 1560 года совсем еще молодая (Анастасии было не больше двадцати восьми лет) и цветущая женщина стала чахнуть буквально на глазах. Все больше и больше она походила на тень. Все попытки спасти умирающую царицу ни к чему не привели. 7 августа в пятом часу дня она преставилась. Современные антропологи исследовали останки Анастасии и пришли к выводу, что она была отравлена. В ее волосах оказалось очень много ртути – почти в пять раз больше нормы. Сейчас трудно сказать, было ли отравление умышленным. Возможно, ртуть являлась составной частью какой-либо мази, которой растирали тело простуженной царицы. О ядовитых свойствах этого жидкого металла тогда могли просто не знать.
Смерть горячо любимой супруги повергла Ивана Васильевича в огромное горе. Во время похорон «от великого стенания и горести» царь не мог идти сам. Брат Юрий и Владимир Старицкий буквально несли его на руках. Вместе с государем вся Москва оплакивала свою царицу. Когда гроб с телом усопшей понесли к Вознесенскому монастырю для погребения, то нищие с криком и плачем бросились на землю и запричитали, что лишились своей матери, кормилицы и заступницы. В знак траура по своей любимице они даже отказались от традиционной милостыни. Твердость духа сохранял только митрополит Макарий, но он еще не знал, что в день смерти Анастасии закончилась счастливая полоса царствования Ивана IV. После ее похорон, едва оправившись от потери, он взойдет на престол уже совсем другим человеком – жестоким, мстительным, гневливым и яростным. С этого времени его и станут называть Грозным.

Мария Нарышкина (1779-1854)
Мария Антоновна Нарышкина, урождённая княжна Святополк-Четвертинская – фрейлина, жена обер-егермейстера Д. Л. Нарышкина, фаворитка императора Александра I. Казалось, не было при дворе Екатерины II человека, который бы промолчал про красоту молодой фрейлины – Марии Четвертинской. Державин писал: «Черными очей огнями, грудью пышною своей она чувствует, вздыхает, нежная видна душа, и сама того не знает, чем всех больше хороша». Кутузов шутил, что если среди женщин есть такая как Мария, то их стоит любить. Ее красота была совершенной, и как писал один из современников, «казалось невозможною». В 16 лет она выходит замуж за князя Дмитрия Нарышкина, а спустя некоторое время становится фавориткой царя Александра I.
Официально Александр был женат на Луизе Марии Августе Баденской (принявшей в православии имя Елизавета Алексеевна), а фактически в течение 15 лет Александр жил с Марией Антоновной Нарышкиной и имел с ней двух дочерей и сына. Хотя об этом при дворе и не провозглашалось громко и официально, но как однажды высказался бытописатель Вигель: «О взаимной ее любви с императором Александром я не позволил бы себе говорить, если бы для кого-нибудь она оставалась тайной».
Действовавшие при дворе законы фаворитизма не позволили мужу Марии Антоновны – Дмитрию Львовичу Нарышкину как-то явно реагировать на измену его жены, да и личность любовника заставляла мужа склоняться перед ним. Те же законы заставляли императрицу Елизавету Алексеевну страдать тайно от всех, в том числе и от своего супруга, и найти утешителя своих страданий, тайного любовника. 
В семье Нарышкиных будет четверо детей, и только первую дочь Марину Дмитрий Львович будет считать своей (хотя, по слухам, и ее отцом был бывший фаворит царицы – Платон Зубов). Муж Марии Антоновны Дмитрий Львович Нарышкин был старше своей красавицы-жены и смирился с двойственным положением при дворе и при жене. Все дети, рожденные от Александра I, назывались Нарышкиными. Однажды на Венском конгрессе император Александр I спросил Дмитрия Львовича о здоровье детей, тот ему ответил: «О каких детях, Ваше Величество, справляетесь? О моих или о Ваших?»
Любовник, впрочем, был не менее снисходителен, чем муж. Однажды застал он Марью Антоновну врасплох со своим адъютантом Ожаровским. Но она сумела убедить государя, что ничего не было, и он поверил ей больше, чем глазам своим. Но следовали другие, бесчисленны её поклонники, большею частью из молоденьких флигель-адъютантов.
В июле 1713 года Мария Антоновна разрешилась от бремени сыном, которого назвали Эммануилом. В отличие от западноевропейских королей, которые своих детей от фавориток признавали официально, брали к себе на воспитание во дворец, затем присваивали им титулы и обеспечивали дворцами и землями, Александр I, хоть и не имел иного прямого наследника, не отважился на такой поступок. (Возможно, он не был полностью уверен, что это именно его сын).
Чаще всего она не носила драгоценностей и на придворных балах появлялась в простом белом платье, с ниспадающими мягкими складками. Мария никогда не претендовала на роль жены и никогда не докучала царю ни просьбами, ни советами, не влезала в политические дела своего царственного любовника, не использовала свое положение, чтобы разбогатеть.
В 1814 году Александр I прекратил с Марией Антоновной всякие отношения. Напомним, что это был период, когда на долю Александра I выпали Отечественная война 1812 года, а затем Заграничный поход 1813-1814 годов и международный конгресс победителей Наполеона в 1814 году. В эти два года он почти всё время был при армии и редко бывал в Петербурге. В свете говорили, что Нарышкина «сама порвала ту связь, которую не умела ценить». Мы не знаем, справедливо ли было такое суждение.
Дочь Нарышкиной и Александра – Софья (1808-1824 гг.) часто болела, с детства страдая туберкулезом. Тяжело переживая потерю дочери, Мария Антоновна после похорон вместе со своим мужем Д. Л. Нарышкиным отправилась за пределы России, там ей суждено будет узнать, что император Александр скончался в 1825 году в Таганроге, при загадочных обстоятельствах и был похоронен (он или его двойник?) в Петропавловской крепости.
Нарышкины в 1833 году поселяются в Одессе. Мало кто из одесситов в немолодой женщине, изредка появляющейся на бульваре с господином преклонных лет в старомодном камзоле и длинном сюртуке, признавал «светскую львицу» – возлюбленную императора России Александра I. После смерти в 1838 году Дмитрия Львовича Нарышкина, своего верного мужа, Мария Антоновна направляется в Палестину. Почти год она провела на Синайском полуострове, замаливая свои грехи. Обрела ли она там покой, никто не знает. Мария Антоновна последние годы жила в Европе и нашла свое успокоение в 1854 году на кладбище в Мюнхене.

Юлия Вревская (1838 (или 1841) -1878)
Её звали Юлия Вревская. Баронесса, фрейлина императрицы Марии Александровны родилась в семье генерала Варпаховского. И замуж вышла за генерала. Супруг – герой Кавказской войны был вдвое старше 16-летней Юлии. Они прожили вместе всего год. Ипполит Вревский погиб в стычке с горцами. Юная вдова уехала в Петербург. Она слыла одной из самых образованных и красивых женщин столицы. Была бесконечно приветливой и доброй. Дружбой с ней дорожили Виктор Гюго, Ференц Лист, Иван Тургенев. Императрица, путешествуя по миру, не могла обойтись без Юлии Петровны. 20 лет баронесса украшала собой высший свет Петербурга. «Это замечательное существо, – говорил о ней Тургенев. – Она фанатически готова на самопожертвование. Такой и умрет она». Слова оказались пророческими.
В 1877 году началась русско-турецкая война. Вревская добровольно отправилась в действующую армию. Юлия Петровна продала своё орловское имение, снарядила санитарный отряд и сменила платье придворной дамы на форму сестры милосердия. Главнокомандующий русской Дунайской армией Великий князь Николай Николаевич отдал приказ о том, что разрешает санитарному отряду сопровождать войска, жертвуя собой ради ближнего. И выразил «сердечную благодарность уважаемой баронессе Вревской за проявленное ею благородство – решение принять на себя содержание отряда, состоящего из двадцати двух сестёр и врачей».
Юлия Петровна приехала в город Яссы для работы в госпитале, который располагался в здании склада и совсем не походил на медицинское учреждение. Первый же поезд с ранеными поставил точку на прежней беззаботной жизни баронессы. «Война вблизи ужасна. Сколько горя, сколько вдов и сирот», – записывала Вревская. А вскоре на письма не осталось времени. В сутки приходилось принимать до полутора тысяч раненых. Врачи и сёстры сбивались с ног. Вревская научилась не только ассистировать при операциях, она извлекала пули из ран, проводила ампутации. При необходимости могла взять в руки и ружьё. Из безопасного госпиталя Юлия Петровна переехала на перевязочный пункт в прифронтовой полосе. Жила в лачуге без мебели. Плохо питалась, умывалась снегом, ходила по размытым дорогам по колено в грязи. Но никогда не жаловалась. Ведь солдатам было намного тяжелее. Баронесса выносила их с поля боя, отвозила в госпиталь, обмывала, кормила. И с любовью относилась к каждому воину. «Жалости подобно видеть этих несчастных героев, которые терпят такие страшные лишения без ропота. Да велик Русский солдат!», – писала Вревская.
Она проводила в операционной по двенадцать часов в сутки, ночами писала письма родным умерших. И считала, что делает ничтожно мало. На Рождество баронессе был положен отпуск, её ждали родные, ждала императрица. Мария Александровна жаловалась: «Не хватает мне Юлии Петровны. Пора уж ей вернуться. Подвиг совершён. Она представлена к ордену». Вревская недоумевала: «Они думают, что я прибыла сюда совершать подвиги! Мы здесь, чтобы помогать, а не получать ордена». В отпуск она так и не поехала. И на Родину никогда не вернулась. В январе 1878 года баронесса умерла от тифа. Солдаты похоронили сестру Юлию в промерзшей земле у болгарской деревни Бяла. Потрясённый этой смертью, Иван Тургенев написал стихотворение в прозе: «Нежное кроткое сердце и такая сила! Помогать нуждающимся в помощи… она не ведала другого счастия… не ведала – и не изведала. Всякое другое счастье прошло мимо. Но она с этим давно помирилась – и вся, пылая огнём неугасимой веры, отдалась на служение ближним».

Варвара Римская-Корсакова (1834-1879)
Варвара Дмитриевна Римская-Корсакова очаровала Европу середины XIX века, бросила дерзкий вызов мстительной супруге Наполеона III императрице Евгении, шокировала свет своими прозрачными нарядами и послужила прототипом графини Лиди из «Анны Карениной».
«Татарская Венера» – так называл юную красавицу Париж середины XIX века. Провинциалка из Костромской губернии покорила не только обе российские столицы, но и Европу. Она блистала, по словам князя Оболенского, «на приморских купаньях, в Биарице и Остенде». Один из портретов кисти Франца Винтерхальтера до сих пор очаровывает посетителей парижского музея Орсе. Остроумные шутки Варвары Дмитриевны передавали из уст в уста, а поклонники неустанно восхищались ею. Когда же очередной воздыхатель звал ее под венец, русская богиня каждый раз отвечала: «У меня муж красавец, умный, прекрасный, гораздо лучше вас».
Девичья фамилия Варвары Дмитриевны Римской-Корсаковой – Мергасова. Это костромской дворянский род. Ничего более конкретного о волжских родственниках парижской красавицы неизвестно. Зато семья, куда она вошла невесткой, в истории русской культуры очень заметна.
Ее муж, Николай Сергеевич Римский-Корсаков, был очень красив – это отличительное свойство мужчин Корсаковых, один из которых был фаворитом Екатерины II. Отсюда титулы, почести, богатство...
На всю Москву шла слава об особых, костюмированных балах, которые ввел в моду отец юного Николая, Сергей Александрович, приглашая на них московскую молодежь. Каждый здесь мог проявить свою фантазию, а девицы являлись в костюме, который особенно подчеркивал их очарование. Не из дома ли Корсаковых вынесла Варенька Мергасова пристрастие к маскарадным эффектным одеяниям? Ездила она туда сначала просто гостьей, потом невестой и, в конце концов, обосновалась там как жена Николая Сергеевича.
Варенька Мергасова считалась завидной партией. Она была очень богата. Но нет ни малейшего подозрения в том, что ее богатство сыграло в этом браке какую-то роль. Вообще, все, что рассказано о Николае Корсакове, рисует его в симпатичном свете, хотя, как писали, «жизнь его сложилась как-то беспутно». Он окончил Московский университет. В двадцать один год был выбран предводителем вяземского дворянства. Но непоседе на месте не сиделось. Началась война, Николай бросил свое предводительство и пошел в самое пекло – в Севастополь. Здесь князь Горчаков берет его себе в ординарцы, причем просто рядовым, что также примечательно. В скромной этой должности Николай Корсаков получает Георгиевский крест. Он постоянно играет со смертью, его видят в самых опасных местах. Из рядовых его производят в офицеры. После Севастопольской кампании перешел в гвардию лейб-гусаров. Старой веселой жизнью пахнуло снова: без Корсакова не обходился ни один бал, он всех знал, и его все знали, он умел зарядить любое общество весельем, дирижировал танцами, ухаживал за хорошенькими женщинами.
Свадьба Николая Римского-Корсакова и Варвары Мергасовой состоялась 20 мая 1850 года. Первенец молодоженов, если верить документам, опубликованным в «Пензенском временнике любителей старины», родился через три месяца после свадьбы, в августе того же года. Николаю тогда минуло двадцать лет, а Варваре было шестнадцать. В 1853 году у супругов родился второй ребенок – сын Николай, через два года – Дмитрий.
Что-то буйное, страстное бродило в этой женщине и, не находя выхода, лишь иногда прорывалось наружу причудливым, фантастическим маскарадом. Однажды на балу, состоявшемся в Министерстве морского флота, Варвара Дмитриевна появилась на колеснице, которая была удивительна тем, что возница был наряжен в костюм крокодила. Сама же она стояла наверху, одетая в наряд дикарки. Разноцветные перья и лоскуты ткани, облегавшие ее фигуру, позволяли собравшемуся обществу оценить, как писали, «самые совершенные ноги во всей Европе».
Варвара Дмитриевна расцветала нежным цветком, шила себе эффектные наряды – бархат, газ, шелк, украшения, – все это так шло к ее облику, несмотря на частые роды, не терявшему почти девичьей свежести. Она была в моде, как и ее муж.
Жизнь двоих, счастливая или нет, всегда тайна. Редкая женщина сама точно скажет, с чего, с какого момента что-то случилось, разладилось в таинственной связи с избранником. И, наверное, не стоит гадать о причине разлада между супругами Корсаковыми, тем более что дневников и писем – того, где человек бывает всегда откровеннее – от них не осталось. Есть, правда, упоминание о том, что у Николая Сергеевича была дуэль из-за жены. Видимо, дуэль повлекла за собой и окончательный распад семьи. Николай Сергеевич из-за своих расстроенных материальных дел от развода многое терял, но это его не остановило. Варвара же Дмитриевна, и прежде навещавшая Францию, теперь перебралась туда окончательно.
Это было время, когда на французском троне сидел племянник Наполеона Бонапарта – Наполеон III. Он словно задался целью ослепить всю Европу роскошью своего двора, которая у людей с тонким вкусом вызывала раздражение. Все было чересчур, всему изменяло чувство меры. Появились подделки «под мрамор», «под золото».
Женщины явно усердствовали в обилии драгоценностей. Пример подавала сама императрица Евгения Монтихо, отчаянная щеголиха, ревностно относившаяся к впечатлению, которое производила ее красота – действительно замечательная на окружающих. Она изобретала одно развлечение за другим, лишь бы была возможность продемонстрировать изысканные, но слишком затейливые туалеты и себя в них. В ней говорило ущемленное самолюбие женщины, муж которой собрал себе целый гарем из актрис и ловил любой момент, когда в обычном костюме можно будет покинуть Тюильри, чтобы как частному лицу отменно повеселиться.
На один из костюмированных балов зимой 1863 года Римская-Корсакова явилась в костюме жрицы Танит – произведение Флобера «Саламбо» было тогда в большой моде. Весь наряд Варвары Дмитриевны состоял из наброшенной газовой ткани. Разумеется, ее великолепная фигура предстала перед восхищенными взорами завсегдатаев Тюильри во всей своей первозданности. Гости замерли. Лицо Евгении пошло красными пятнами. К Корсаковой подошли жандармские чины и предложили ей покинуть дворец. Скандал вышел на славу. Варвара Дмитриевна удивляла всех своей красотой, теперь удивила своею дерзостью. Тюильри было не единственным местом, где она продемонстрировала милые новшества своих одеяний. На курорте в Биаррице сотни глаз наблюдали, как русская нимфа выглядела так, «как будто только что вышла из ванны». Тут есть, вероятно, доля преувеличения, однако мадам Корсакова действительно своими смелыми костюмами и наготой прекрасного тела противопоставляла себя претенциозной вычурной моде, которой следовали при наполеоновском дворе.
«С кем мы не знакомы? Мы с женой как белые волки, нас все знают», – говорил Егорушка Корсунский Анне Карениной, приглашая ее на вальс. Толстой описывает его не без иронии – «лучший кавалер по бальной иерархии, знаменитый дирижер балов, церемониймейстер, женатый, красивый и статный мужчина». И прибавляет: «Там была до невозможного обнаженная красавица Лиди, жена Корсунского...». Так по воле Льва Толстого Варвара и Николай Римские-Корсаковы под фамилией Корсунских попали в роман «Анна Каренина».

Зинаида Юсупова (1861-1939)
Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова по мужу графиня Сумарокова-Эльстон была последней владелицей и подмосковного Архангельского, и многочисленных родовых дворцов в Москве, в Петербурге, в Крыму. Фактически на ней прервался род князей Юсуповых, которые были связаны с Московским и Петербургским Английским клубом едва ли не с момента их основания и вплоть до октября 1917 года.
Красота одной из богатейших аристократок России не могла оставить равнодушным. Вот как писал о своей матушке сын Феликс: «Высока, тонка, изящна, смугла и черноволоса, с блестящими, как звезды, глазами». Великолепная внешность дополнялась острым умом, образованностью и добротой. Зная о своих достоинствах, княгиня никогда не кичилась ими, демонстрируя окружающим простоту и скромность. Обладая лучшими в мире драгоценностями, она надевала их только по особенным случаям, предпочитая скромные платья с минимумом украшений. Княгиня Юсупова была очень артистичной. На одном из балов государь попросил ее исполнить «Русскую». Пляска покорила всех настолько, что ее вызывали на бис еще пять раз. Сам Станиславский уверял, что подлинное назначение Зинаиды Николаевны – сцена. Но она предпочитала выступать в роли благотворительницы, поддерживая чужой талант, а не демонстрируя собственный.
Род Юсуповых отслеживал своих предков до 6 века нашей эры: среди предков были эмиры, султаны, военачальники, топтавшие своими коваными сапогами земли Индии и Египта. Но род славился не только богатством и родовитостью предков – но и таинственным проклятьем, настигшим его уже в России. Дело было при царе Федоре Алексеевиче – один из предков Юсуповых накормил патриарха во время поста гусем, приготовленным так, чтобы у него был вкус рыбы. Патриарх разгневался и пожаловался царю. Чтобы избежать опалы, Абдул-мурза решил принять крещение – и сделал это. Фамилию переделали на русскую – Юсуповы, в честь одного из предков, Юсуфа-мурзы. Так появился на Руси князь Дмитрий Сеюшевич Юсупово-Княжево. Но в ту же ночь было ему видение. Внятный голос произнес: «Отныне за измену вере не будет в твоем роду в каждом его колене более одного наследника мужского пола, а если их будет больше, то все, кроме одного, проживут не более 26 лет». С тех пор действительно – из мальчиков только один доживал до преклонного возраста. Петр Первый изменил своим повелением фамилию Юсуповых-Княжево на просто Юсуповых.
Зинаида Николаевна была дочерью последнего князя Юсупова – Николая Борисовича-младшего. В 23 года Зинаида едва не умерла от общего заражения крови – тогда это был действительно смертельный диагноз. Доктор Боткин констатировал агонию – помочь уже было нельзя ничем. Княгиня во сне увидела отца Иоанна Кронштадтского и перед смертью попросила свидания с ним. Отец Иоанн прибыл, положил руки на ее лоб и начал молиться. Потом причастил Зинаиду – и та поднялась с постели. И тогда, и сейчас это нельзя объяснить никакими доводами логики – произошло явное чудо.
Зинаида Николаевна получила блестящее образование – она была даже неплохим знатоком философии, ее красота славилась по всей Европе и сватов засылали даже из королевских домов Европы. Но Зинаида Николаевна предпочла графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона. Этот брак удивил всех: жених не отличался не благородным умом, не красотой, ни деловыми качествами. Но Зинаида Николаевна полюбила этого человека с военной выправкой, праправнука самого Кутузова. Чтобы род не прерывался, император дал разрешение Сумарокову-Эльстону именовать себя еще и князем Юсуповым.
Это был на редкость счастливый и гармоничный брак, в котором родилось двое сыновей. Старшего звали Николаем. Накануне своего 26-летия он влюбился в замужнюю женщину, ее муж вызвал его на дуэль и убил. Потрясенные родители построили для сына усыпальницу в Архангельском, а титул князя Юсупова, который передавался только старшему сыну, перешел к младшему – Феликсу. Он был красив утонченной материнской красотой, окончил, как и его покойный старший брат Оксфорд. Тот самый Феликс Юсупов, участвовавший в убийстве Распутина. Род на нем не прервался – у него родилась дочь, а у дочери – тоже дочь. До нашего времени в этом семействе рождаются только девочки – но это, наверное, и хорошо…
После смерти старшего сына Зинаида Николаевна почти полностью посвятила себя благотворительности. Оказывала материальную помощь Елизаветинскому и Круповскому приютам, Ялтинской женской гимназии, школам в имениях, церквям, столовым для голодающих в 1891-1892 гг. В 1883 г. выделяла пожертвования для семей черногорцев.
За свою патриотическую деятельность Зинаида Николаевна была награждена дипломами и благодарственными письмами многих обществ и учреждений. Среди них «Общество ревнителей русского исторического просвещения в память императора Александра III», Российское общество Красного Креста, Елизаветинское благотворительное общество. Зинаида Николаевна была членом комитета по устройству музея изящных искусств в Москве и пожертвовала 50 тысяч рублей на сооружение Римского зала, который когда-то носил ее имя, а теперь просто стал безымянной частью картинной галереи.
Княгиня Зинаида Николаевна благополучно эмигрировала из революционной России вместе со всей семьей и скончалась собственной смертью в 1939 году. Покоится она на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, где нашла приют почти вся старая Россия. Воспользоваться усыпальницей, сооруженной в Архангельском, никто из княжеского рода не успел.

Вера Холодная (1893-1919)
Ей было отпущено судьбой всего 26 лет, но за это время из необычной девочки с прекрасным аппетитом она превратилась в королеву русского немого кино с многомиллионной армией поклонников. Впервые встретивший Веру режиссер Гардин описал ее красоту как «манящую и отравляющую» одновременно. Чтобы «увидеть Холодную», люди выстраивались в огромные очереди. В Харькове, например, штурмовавшую кинотеатр толпу усмиряли конные драгуны, а руководству потом пришлось вставлять разбитые стекла и менять сорванные с петель двери. Сама же актриса удивлялась такой популярности. Иногда она отправлялась на показ фильма со своим участием, чтобы понаблюдать за реакцией публики. За четыре года съемок ее глаза библейской мученицы и капризно изогнутая линия рта смогли полностью покорить публику, забывавшую в синематографах об ужасах Первой мировой и смуте 17-го.
Будущая первая кинозвезда родилась 5 августа 1893 года в Полтаве на 2 года раньше появления до кинематографа с «Прибытием поезда». До того как Вера Холодная стала популярной актрисой, она была Верой Васильевной Левченко, дочерью учителя словесности Василия Левченко. Хрупкая, большеглазая девочка хорошо пела, играла на фортепьяно, успешно выступала в гимназических спектаклях. В 10 лет Вера увлекалась балетом, после того как впервые посетила Большой театр. В 1908 году на гастроли из Санкт-Петербурга приехала знаменитая Комиссаржевская. Эти гастроли перевернули жизнь 15-летней девочки. Она буквально заболела театром. Впечатлительная Вера, пораженная игрой великой русской актрисы, неделю пролежала в горячке. С этого момента мечты о театре не оставляли девочку. В 1910 году Вера Левченко окончила гимназию и, как в кино, на выпускном балу встретила студента Владимира Холодного, сразу же влюбилась, и в скором времени молодые поженились. Так Вера Левченко стала Верой Холодной. Молодые супруги безумно любили друг друга. Эту любовь Вера Холодная пронесет через всю свою недолгую, яркую жизнь, и ничто не заслонит эту любовь, ни мировая слава, ни толпы поклонников. Брак оказался на редкость удачным.
В 1912 году Вера Холодная получает первую крупную роль в фильме «Песнь торжествующей любви». Режиссер фильма Евгений Бауэр был потрясен красотой актрисы, а неопытность актрисы ничуть не волновала его. Эта картина принесла Вере Холодной признание и известность. Популярность Холодной росла в геометрической прогрессии. Открытки с ней разлетались в мгновение, ее имя украшало сотни афиш и газетных заголовков. И критика и простые зрители обожали новую «звезду».
В августе 1915 года Владимир Холодный ложится в госпиталь с тяжелейшим ранением, полученном в бою под Варшавой. Несмотря на съемки, многочисленные предложения и детей, Вера бросает все и едет ухаживать за раненным мужем. Самоотверженная забота жены помогает Владимиру выкарабкаться. Супруги вместе возвращаются в Москву. И тут же работа в кино продолжается, Вера Холодная снимается без перерыва. В октябре муж уезжает на фронт снова. А жена с головой уходит в кино, чтобы пережить новую разлуку. В 1916 году выходит фильм «Жизнь за жизнь», который окончательно утвердит актрису в качестве «королевы экрана». Это был последний фильм, сделанный Холодной в киноателье Ханжонкова. Вера Холодная переходит к Харитонову и снимается в кассовых хитах русского немого кино «У камина» (1917), в продолжение ленты «Позабудь про камин, в нем погасли огни…» (1917) и знаменитом фильме «Молчи, грусть, молчи…» (1918), основанном на сюжете русского романса. Увидев Холодную в экранизации пьесы Л. Н. Толстого «Живой труп», Константин Станиславский пригласил Веру Холодную на роль Екатерины в «Грозе» Островского, но она не захотела расставаться с кинематографом и отказалась от предложения.
Уже при жизни Холодной вышел биографический фильм о ней «Тернистой славы путь». Зрители были удивлены и разочарованы, они ожидали драматическую историю любви и коварства, измены, убийства, а увидели любящую жену и мать. Настолько сильно экранный образ не соответствовал жизни. С 1917 по 1919 годы в среднем раз в три недели выходил фильм с Верой Холодной, и это не смотря на события, сотрясающие страну.
Летом 1918 года Холодная едет на съемки в Одессу вместе со своей семьей. Одесситы встретили свою любимицу с любовью. На улицах артистке не давали пройти толпы фанатов. В феврале 1919 года Вера Васильевна заболевает гриппом «испанкой». Лучшие доктора Одессы не отходили от постели больной все восемь дней болезни. Толпы фанатов и почитателей таланта актрисы дежурили под окнами. 16 февраля 1919 года Вера Холодная умерла. Последний фильм с ней выйдет в марте 1919, это будет запись с похорон Холодной. Картина имела успех. Любимый муж актрисы умрет через год от тифа.
Немое кино было искусством универсальным, международным. Вера Холодная была популярна и любима далеко за пределами Родины. Она снялась в громадном количестве фильмов. Некоторые историки кино называют больше 80 картин. К сожалению, сохранилось только 5 лент и немногочисленные отрывки. Большие печальные глаза Веры Холодной, смотрящие на нас с черно-белого экрана стали символом той великой эпохи «великого немого».

2 комментария:

  1. Прочла с большим интересом. Спасибо за интересные и познавательные минуты! С праздником, коллеги! Счастья, весеннего настроения, добра!

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо, Ирина! И Вам – тепла в душе, радости от интересных встреч и вдохновения в работе!

    ОтветитьУдалить