вторник, 21 февраля 2017 г.

Литературный час «Король смеха Аркадий Аверченко»

 

Аверченко в Севастополе, 1919-1920 гг.

Архив И. К. Гаврилова
Неунывающего жизнелюба, человека легкого и веселого характера, редактора журнала «Новый Сатирикон» – Аркадия Тимофеевича Аверченко при жизни сравнивали с Марком Твеном и О'Генри, читающая публика присвоила ему титул «короля смеха». Книги Аверченко «Зайчики на стене», «Веселые устрицы», «Круги по воде», «Рассказы для выздоравливающих» читала, покатываясь от смеха, вся Россия. По мотивам рассказов Аверченко ставились пьесы во многих театрах страны. Можно сказать, что жизнь Аверченко удалась – у него было любимое писательское дело, всероссийская слава, друзья. Он любил жизнь, красивых женщин, хорошие рестораны… И всю жизнь его преследовали домыслы и мифы – некоторые он и сам был мастер сочинить…
В рамках участия в проекте «Если бы не Севастополь» мы предложили нашим читателям остановиться на севастопольском периоде жизни писателя.
В Севастополе в 1880 (по другим данным в 1881) году Аркадий Аверченко родился, был крещен в Петропавловской церкви, (сейчас на этом месте, на ул. Большая Морская находится Покровский собор). Аверченко жил в Севастополе до шестнадцати лет, сюда 1918 году он вернулся, убежав из революционного Петрограда, отсюда, как в ноябре 1920 года эмигрировал в Константинополь.

Семья Аверченко жила на улице Ремесленной. Улица проходила по дну Одесского оврага и выходила на пл. Базарную. Это территория нынешнего Комсомольского парка и сквера напротив центрального рынка.
ул. Ремесленная
В рассказе «Ресторан «Венецианский карнавал» Аверченко дает описание родной улицы: «пустынная улица с рядом мелких домишек дремала в горячей пыли, по этой улице шатались пыльные куры, ребенок с деревянной ложкой в зубах, да тащился, держась за стены, подвыпивший человек, накачавший себя где-либо в центре или на базаре». В детских воспоминаниях Аверченко и «безмятежное купание с десятком других мальчиков в Хрустальной бухте» и «шатание по Историческому бульвару с целым ворохом наворованной сирени под мышкой».
Празднованию Пасхи посвящен рассказ «Кулич». Сюжет заключается в том, что отец дает Аркадию кулич и обещает 1 рубль за то, что мальчик освятит его в церкви. Особого религиозного благоговения ребенок не испытывает, поэтому он прячет кулич под крыльцо и раздумывает над тем, в какую церковь лучше всего отправиться. «Куда мне пойти? К Владимирскому собору? Там будет Павка со своей компанией. Ради праздничка изобьют, как еще никогда не били. В Петропавловскую? Там будет Ваня Сазончик, которому я только третьего дня дал по морде на Ремесленной канаве. В Морскую церковь – там слишком фешенебельно. Остается Греческая церковь».
Греческая церковь
Греческая церковь на фотографии Проскудина-Горского (1905г.)
 
Греческая церковь была разрушена в 1936 г. Она находилась на месте современного павильона «Пассаж» на центральном рынке. Официально эта церковь называлась церковью Трех Святителей – Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста. Аверченко пишет, что в Греческой церкви была большая свобода нравов, можно было «носиться по всей ограде, отправляться на базар в экспедицию за бочками, ящиками и лестницами, которые тут же в ограде торжественно сжигались греческими патриотами». Празднование Пасхи прошло для Аверченко весело: «Андриенку бил в такую святую ночь, кулича не освятил да еще орал на базаре во все горло не совсем приличные татарские песни, чему уж не было буквально никакого прощения».
 

Родившись в многонациональном Севастополе, Аверченко всю жизнь оставался верен своему принципу – не делить людей по национальности и внешнему виду. В своих рассказах сатирик частенько давал героям имена друзей детства – греков, евреев, караимов, татар, немцев. Откройте «Три желудя» и – вот они друзья детства – Шаша с Мотей. А вот и Сема Фишман с Кирей Алексомати, Григулевич с Павкой Макопуло и Христя Попандопуло с Рафкой Кефели в рассказе «Кулич».
Читайте рассказы Аверченко, в них сохранился узнаваемый колорит севастопольских улочек, по разным причинам, исчезнувших с карты города или получивших новые имена. Нет больше: улиц: Ремесленной и Ремесленной канавы (сейчас ул. Одесская), пл. Новосильского, Четвертой Продольной (сейчас ул. Новороссийская), Цыганской слободки…
Когда в 1918 года большевики закрыли «Новый Сатирикон», Аверченко с большими сложностями через оккупированную немцами Украину вернулся к себе в Севастополь. «Дом по Нахимовскому проспекту, 30, в котором поселился писатель, заметно выделялся великолепным фасадом в четырнадцать окон, балконами и магазинами с роскошными интерьерами (но пустыми прилавками). На противоположной стороне улицы, чуть левее, красовался бывший доходный дом купца Гавалова; Аверченко ещё помнил те времена, когда на первом его этаже работал магазин готового платья знаменитых братьев Альшванг. Ещё несколько левее – дом Койчу с гастрономом Ичаджика и Кефели, в котором продавали теперь ткани, ботинки немыслимых размеров, какое-то сухое варенье, а также билеты на концерты и спектакли. Никого это не удивляло. «Нахимовский проспект – это всё равно, что Невский проспект! Мне повезло», – успокаивал себя Аркадий Тимофеевич в те дни, когда дом №30 начинал особенно шуметь. Кроме полчищ беженцев, издававших крики, стоны и отчаянные мольбы, здесь в одной из квартир размещался игорный дом «Русского собрания», в другой – городской аукционный зал». (В. Д. Миленко "Аркадий Аверченко")
В Севастополе Аверченко сотрудничал с театрами, писал и выступал как чтец, артист и конферансье, публиковал фельетоны и рассказы в севастопольских газетах «Юг» и «Юг России», заведовал литературной частью театра-кабаре «Дом Артиста», созданного в Севастополе в сентябре 1919 года. Одной из первых постановок стала новая пьеса А. Аверченко «Лекарство от глупости», в которой автор выступал и в качестве актера. А 2 ноября того же года Аркадий Тимофеевич вместе со знаменитой писательницей Тэффи дал большой концерт в театре Севастопольского городского собрания. Театр Севастополя – «Ренессанс» (в настоящее время Севастопольский академический русский драматический театр имени А. В. Луначарского) отметил начало 1920 года премьерой по пьесе А. Аверченко «Игра со смертью». Там же в середине января 1920 года прошел вечер юмора с участием Аркадия Тимофеевича.
Перед отъездом из Севастополя А. Аверченко успел издать сборник рассказов и фельетонов «Нечистая сила». Книга «Кипящий котел» о событиях Гражданской войны в Крыму была написана в Севастополе, хотя и появилась в 1922 году. Сборник рассказов «Дюжина ножей в спину революции» тоже писалась в Севастополе. Его герои с грустью вспоминают утерянную старую Россию.
Герои рассказа «Осколки разбитого вдребезги», встретившись у ротонды севастопольского Приморского бульвара «перед закатом, когда все так неожиданно меняет краски: море из зеркально голубого переходит в резко синее…», с грустью вспоминают дореволюционный Петербург – «ну скажите: что мы им сделали? Кому мы мешали?..»
На Родину в Россию, в Севастополь А. Т. Аверченко хотел вернуться… хотя бы после смерти. А. Т. Аверченко скончался в Праге 12 марта 1925 года, вдали от родного Черного моря. Умирая, он завещал похоронить себя на родине, однако до сих пор воля писателя не исполнена. источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий