понедельник, 19 октября 2015 г.

«Все человеческие судьбы слагаются случайно, в зависимости от судеб, их окружающих…» Иван Алексеевич Бунин. К 145-летию со дня рождения писателя


Л. Туржанский Портрет Ивана Бунина
«А ведь вот, от Ивана Алексеевича Бунина никто ничего не требовал. Ни бледного мраморного чела, ни олимпийского сияния. Проза его была целомудренна, горячей мыслью выношена, сердечным холодом охлаждена, беспощадным лезвием отточена. Всё воедино собрано, всё лишнее отброшено, в жертву прекрасному принесено красивое, и вплоть до запятых ― ни позы, ни лжи.

Не случайно, и не без горечи и зависти, уронил Куприн:

– Он, как чистый спирт в девяносто градусов; его, чтоб пить, надо ещё во как водой разбавить! Дон-Аминадо (Шполянский) «Поезд на третьем пути»

Жизнь Ивана Бунина была богата на события и творческие свершения. По сей день в литературоведческих кругах идут дискуссии о писательском наследии классика, раскрываются интересные факты из жизни Бунина. Иван Алексеевич был ярким представителем так называемого «серебряного века» русской культуры. Он первым в истории русской литературы стал обладателем Нобелевской премии. Случилось это в 1933 году. А чуть позже писатель совершил настоящий подвиг…
Изучая биографию Ивана Алексеевича можно отыскать массу удивительных и интересных фактов из жизни Бунина. Он был незаурядным человеком с разносторонними способностями. Говорят, что Бунин частенько корчил рожицы и, вообще, был достаточно артистичен, за что не один раз приглашался самим Станиславским играть в театре. Причем сулили ему роль Гамлета!

Другой интересный факт из жизни Бунина свидетельствует, что писатель был очень суеверен. Он никогда не садился за стол, если был тринадцатым по счету. Одним из его любимых занятий в юности и до конца жизни было определять лицо, и даже весь облик человека по ногам, рукам и затылку. Собирал коллекцию фармацевтических коробочек и флаконов, которая заполнила несколько больших чемоданов. Иван Алексеевич говорил, что у него есть нелюбимая буква, которую он терпеть не может – это буква «ф». И признавался, что его чуть не назвали Филиппом».
Иван Бунин родился 10 (22) октября 1870 года в старинной дворянской семье. Он гордился своей родословной, восходящей к ХV веку, и не раз упоминал, что среди его предков были поэтесса начала ХIХ века А. П. Бунина и даже В. А. Жуковский (незаконный сын помещика Афанасия Бунина). Детство будущего писателя протекало в условиях дворянской скудеющей жизни, окончательно разорившегося «дворянского гнезда» (хутор Бутырки Елецкого уезда Орловской губернии). Он рано выучился читать, с детства обладал фантазией и был очень впечатлителен. Поступив в 1881 году в гимназию в Ельце, проучился там всего пять лет, так как семья не имела на это средств, завершать гимназический курс пришлось дома (осваивать программу гимназии, а потом и университета ему помогал старший брат Юлий, с которым писателя связывали самые близкие отношения). Дворянин по рождению, Иван Бунин не получил даже гимназического образования, и это не могло не повлиять на его дальнейшую судьбу. Бунин оказался помещиком, дворянином лишь по рождению, но не воспитанию, образованию, образу жизни.
Средняя Россия, в которой прошло детство и юность Бунина, глубоко запала в душу писателя. Он считал, что именно средняя полоса России дала лучших русских писателей, а язык, прекрасный русский язык, подлинным знатоком которого он был сам, по его мнению, зародился и постоянно обогащался именно в этих местах.
С 1889 г. началась самостоятельная жизнь – со сменой профессий, с работой в провинциальной и в столичной периодике. Сотрудничая с редакцией газеты «Орловский вестник», молодой литератор познакомился с корректором газеты Варварой Владимировной Пащенко, вышедшей за него замуж. В 1891 г. вышел первый сборник стихов Бунина.
1895 год – переломный в судьбе писателя. После того как Пащенко сошлась с другом Бунина А. И. Бибиковым, писатель оставил службу и переехал в Москву, где состоялись его литературные знакомства. С Л. Н. Толстым, чья личность и философия оказали сильнейшее влияние на Бунина, с А. П. Чеховым, М. Горьким, Н. Д. Телешовым, участником «сред» которого стал молодой писатель. Бунин водил дружбу и со многими известными художниками. Весной 1900 г., находясь в Крыму, познакомился с С. В. Рахманиновым и актерами Художественного театра, труппа которого гастролировала в Ялте.
В 1900 г. появился рассказ Бунина «Антоновские яблоки», позднее вошедший во все хрестоматии русской прозы. В этот период приходит широкая литературная известность: за стихотворный сборник «Листопад», а также за перевод поэмы американского поэта-романтика Г. Лонгфелло «Песнь о Гайавате», Бунину была присуждена Российской Академией наук Пушкинская премия (позже, в 1909 он был избран почетным членом Академии наук).
Семейная жизнь Бунина уже с юной дочерью одесского богача Анной Николаевной Цакни также сложилась неудачно, в 1905 г. скончался их сын Коля и единственный ребенок писателя (больше детей у него не было).
В. Муромцева
В 1906 г. Бунин познакомился с Верой Николаевной Муромцевой (1881-1961), ставшей спутницей писателя на протяжении всей его последующей жизни. Муромцева, обладая незаурядными литературными способностями, оставила замечательные литературные воспоминания о своем муже («Жизнь Бунина», «Беседы с памятью»).
В 1915-1916 гг. выходят сборники рассказов «Чаша жизни», «Господин из Сан-Франциско». В прозе этих лет ширится представление писателя о трагизме жизни мира, об обреченности и братоубийственном характере современной цивилизации. Этой цели служит и символическое, по мысли писателя, использование в этих произведениях эпиграфов из Откровения Иоанна Богослова, из буддийского канона, литературные аллюзии, присутствующие в текстах (сравнение трюма парохода в «Господине из Сан-Франциско» с девятым кругом дантовского ада). Темами этого периода творчества становятся смерть, судьба, воля случая.
Единственными ценностями, уцелевшими в современном мире, писатель считает любовь, красоту и жизнь природы. Но и любовь бунинских героев трагически окрашена и, как правило, обречена («Грамматика любви»). Тема соединения любви и смерти, сообщающего предельную остроту и напряженность любовному чувству, свойственна творчеству Бунина до последних лет его писательской жизни.
Февральскую революцию Бунин воспринял с болью, предчувствуя предстоящие испытания. Октябрьский переворот только укрепил его уверенность в приближающейся катастрофе. У Ивана Алексеевича были свои взгляды на события, разворачивающиеся в то время в стране, он много раз в открытую высказывал свою позицию, за что был прозван большевиками – «белогвардейцем Буниным». Дневником событий жизни страны и размышлений писателя в это время стала книга публицистики «Окаянные дни» (1918). В 1920 году Бунины вместе с остатками разгромленных белых войск на пароходе покинули Одессу…
«Вдруг я совсем очнулся, вдруг меня озарило: да, так вот оно что – я в Черном море, я на чужом пароходе, я зачем-то плыву в Константинополь, России – конец, да и всему, всей моей прежней жизни тоже конец, даже если и случится чудо и мы не погибнем в этой злой и ледяной пучине! Только как же это я не понимал, не понял этого раньше?» («Конец», 1921). Эти строчки были написаны уже во Франции, в Париже, где писателю довелось провести больше тридцати лет, всю оставшуюся жизнь.
Разрыв с Родиной, как оказалось позднее, навсегда, был мучителен для писателя. В эмиграции отношения с видными русскими эмигрантами у Буниных складывались тяжело, Бунин не обладал коммуникабельным характером.
С началом Второй мировой войны, в 1939 году, Бунины поселились на юге Франции, в Грассе. Писатель пристально следил за событиями в России, отказываясь от любых форм сотрудничества с нацистскими оккупационными властями. Очень болезненно переживал поражения Красной Армии на восточном фронте, а затем искренне радовался ее победам.
Интересный факт в биографии Бунина, касающийся эмигрантской жизни писателя, «всплыл» весной 2015 года. Дело в том, что Иван Алексеевич укрывал в своем доме троих евреев. Это были: литературный критик Александр Бахрах и пианист Александр Либерман с женой. Что было бы с четой Буниных в случае, если бы фашисты обнаружили в их доме прятавшихся евреев, объяснять не стоит. Но, как говорится, Бог миловал…
«Слишком поздно родился я. Родись я раньше, не таковы были бы мои писательские воспоминания. Не пришлось бы мнe пережить и то, что так нераздeльно с ними: 1905 год, потом первую мировую войну, вслeд за нею 17-й год и его продолжение, Ленина, Сталина, Гитлера. Как не позавидовать нашему праотцу Ною! Всего один потоп выпал на долю ему...» («Автобиографические заметки»).
Г. Кузнецова
В Грассе бок о бок с семьей Буниных жила Галина Николаевна Кузнецова, ставшая глубокой поздней привязанностью писателя. Обладая литературными способностями, она создала произведения мемуарного характера, самым запоминающимся образом воссоздающие облик Бунина («Грасский дневник», статья «Памяти Бунина»).
Они познакомились в конце двадцатых в Париже. Иван Алексеевич Бунин, 56-летний знаменитый писатель, и Галина Кузнецова, никому не известная начинающая писательница, которой не исполнилось и тридцати. Все вполне могло бы обойтись тривиальной любовной интрижкой по меркам бульварного романа. Однако этого не произошло. Обоих захватило настоящее серьезное чувство.
Галина без оглядки отдалась нахлынувшему чувству, она немедленно бросила мужа и стала снимать квартиру в Париже, где влюбленные целый год встречались урывками. Когда же Бунин понял, что не хочет и не может жить без Кузнецовой, то пригласил ее в Грасс, на свою виллу, в качестве ученицы и помощницы. И так они начали жить втроем: Иван Алексеевич, Галина и Вера Николаевна, жена писателя.
Вскоре «неприлично бурный роман» стал главной темой пересудов у всего эмигрантского населения Грасса и Парижа, и больше всего доставалось несчастной Вере Николаевне, допустившей такой неслыханный скандал и безропотно принявшей всю двусмысленность своего положения. А что могла сделать милейшая Вера Николаевна, прошедшая с мужем рука об руку более 20 лет, пережившая с ним годы скитаний, нищеты и неудач? Бросить? Она не мыслила своей жизни без него и была уверена в том, что и Иван не проживет без нее и мига! Она не могла и не хотела верить в серьезность романа Бунина на старости лет. Долгими бессонными ночами она рассуждала о том, что привлекло Яна (так Вера Николаевна называла мужа) в этой девочке. «Талант? Не может быть! Он мал и хрупок, – думала Бунина. – А что тогда?!» Вера Николаевна была на грани сумасшествия, но доброе подсознание предложило ей беспроигрышный вариант. Женщина убедила себя в том, что ее Ян привязался к Галине, как к ребенку, что в ней он видит погибшего в раннем возрасте сына Колю и любит как дочь! Вера Николаевна поверила себе и привязалась к любовнице мужа, изливая на нее всю нежность и ласку и просто не желая замечать истинного положения вещей. Через 2 года этот странный любовный треугольник превратился в квадрат. По приглашению Бунина в «Бельведере» поселился молодой литератор Леонид Зуров, который страстно полюбил Веру Николаевну. Она же, в свою очередь, опекала его как родного сына и не видела других мужчин, кроме своего дражайшего Яна.
Бунин, Кузнецова, Муромцева, Зуров
Последние годы совместной жизни в Грассе стали очень сложными для всей четверки. Несмотря на свой самообман, Вера Николаевна все чаще чувствовала себя несчастной. Нервный, безответно влюбленный Зуров страдал и умолял ее бросить мужа, а Галина начала тяготиться своей несвободой и тиранической любовью Бунина. Он часто ревновал ее без причины, чувствовал, что она отдаляется от него, и устраивал шумные сцены и скандалы, совершенно не боясь огласки. Присуждение Бунину Нобелевской премии принесло долгожданное признание и деньги, однако именно этот год положил начало конца любви великого писателя и Галины Кузнецовой.
На вручение премии поехали втроем, оставив рефлексирующего Зурова на вилле «Бельведер». Возвращались счастливые и довольные через Берлин, чтобы навестить друга семьи философа и критика Федора Степуна. Там Кузнецова и познакомилась с Маргой (Маргаритой), женщиной, которая смогла вытеснить Бунина из сердца Галины. Немного позже Марга Степун приехала в Грасс погостить у Буниных. Галина не отходила от нее ни на шаг, и все домочадцы понимали, что эта привязанность – больше, чем дружба. Один Иван Алексеевич не замечал происходившего: мало ли у женщин какие секреты, пусть общаются.
Кузнецова стала скрытной, начала избегать Бунина. Он злился, ссорился, пытаясь вернуть былую страсть, упрекал ее громкими фразами типа «Наша душевная близость кончена», на что она, по выражению Веры Николаевны, «и ухом не поводила». Бунин предполагал все что угодно, кроме вспыхнувшей любви между Галиной и Маргой. Его глаза открылись лишь после того, как Кузнецова вслед за певицей уехала в Германию.
Мне крикнуть хотелось вослед:
«Воротись, я сроднился с тобой!»
Но для женщины прошлого нет:
Разлюбила – и стал ей чужой.
Почти до 1938 года Бунин не мог оправиться от предательства Кузнецовой. Он пребывал в жесточайшей депрессии. «Что вышло из Галины? – то и дело спрашивал он жену. Какая тупость, какое бездушие, какая бессмысленная жизнь!» Он стал много пить и даже покушался на самоубийство. Но от любовных напастей, к счастью, имеется одно надежное лекарство – время. Постепенно жизнь вошла в привычную колею. Бунин, с одной стороны, очень переживал разрыв с Галиной. С другой – быстро смирился с потерей, как всегда, переключившись на творчество. После расставания со своим «последним романтическим призом» он написал знаменитый цикл рассказов «Темные аллеи». «Знаете, на свете так мало счастливых встреч», – скажет он в одном из рассказов. Зато, кажется, есть счастливые расставания».
Вот только место Галины в сердце Бунина так больше никто и не занял. Когда к власти в Германии пришли нацисты, Галина Кузнецова написала семье Буниных отчаянное письмо с просьбой приютить их с Маргой, иначе им может грозить смерть в застенках гестапо. Бунин поморщился, прочтя письмо, и сухо сказал Вере Николаевне: «Чёрт с ними, пусть приезжают!» На возврат былых чувств он уже не надеялся…
Иван Бунин неоднократно выражал желание возвратиться на Родину, указ советского правительства 1946 г. «О восстановлении в гражданстве СССР подданных бывшей Российской империи...» назвал «великодушной мерой». Однако ждановское постановление о журналах «Звезда» и «Ленинград» (1946), растоптавшее А. Ахматову и М. Зощенко, навсегда отвратило писателя от намерения вернуться в Россию.
Последние годы жизни Ивана Алексеевича прошли в нищете и болезнях. Он стал раздражительным и желчным и, казалось, был озлоблен на весь мир. Верная и преданная Вера Николаевна была рядом до самой его смерти. Умер писатель-лауреат 8 ноября 1953 года, прожив достаточно долгую и плодотворную жизнь, оставив великий вклад в русскую и мировую литературу, наряду с другими известными писателями. Похоронен на русском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа, под Парижем.
«Бог всякому из нас дает вместе с жизнью тот или иной талант и возлагает на нас священный долг не зарывать его в землю. Зачем, почему? Мы этого не знаем. Но мы должны знать, что все в этом непостижимом для нас мире непременно должно иметь какой-то смысл, какое-то высокое Божье намеренье, направленное к тому, чтобы все в этом мире «было хорошо» и что усердное исполнение этого Божьего намерения есть всегда наша заслуга перед ним, а посему и радость, гордость». И. Бунин рассказ «Бернар» (1952)
Самая последняя запись в дневнике Ивана Алексеевича Бунина от 2 мая 1953 года: «Это все-таки поразительно до столбняка! Через некоторое, очень малое время меня не будет – и дела и судьбы всего, всего будут мне неизвестны!..»
источник1,  2

Комментариев нет:

Отправить комментарий