суббота, 11 июля 2015 г.

Семейные традиции и обряды в русском обществе


Каждый народ имеет свой уклад жизни, обычаи, свои неповторимые песни, танцы, сказки. В каждой стране есть излюбленные блюда, особые традиции в убранстве стола и приготовлении пищи. Много в них целесообразного, исторически обусловленного, соответствующего национальным вкусам, образу жизни, климатическим условиям. Тысячелетиями складывался этот образ жизни и эти привычки, в них собран коллективный опыт наших предков.
Быт народа складывается под влиянием многих факторов – природных, исторических, социальных. В известной мере влияет на него и культурный обмен с другими народами, но никогда чужие традиции механически не заимствуются, а приобретают на новой почве местный национальный колорит.

В русском обществе с давних времен образцовой семьей была многодетная семья, а образцовой женщиной – мать в окружении многочисленных чад. Дети воспринимались как основное богатство семьи, а материнство считалось главной ценностью женщины, смыслом и содержанием ее жизни; бесплодие же рассматривалось как большое несчастье. Большим грехом считалась любая попытка предохранения от беременности. Противозачаточные средства, имевшиеся у знахарок и колдунов и описанные в старинных травниках и лечебниках, считались «бесовским зельем», а женщины, их применявшие, нарушали правила благочестивой жизни. Прерывание беременности, даже на ранних стадиях, было грехом, приравнивавшемся к детоубийству, нарушением нравственных норм.

Образ женщины – многодетной матери формировался в России на протяжении многих веков. Его корни уходят в эпоху древней и средневековой Руси. Тогда многодетность являлась жизненной необходимостью. Многочисленные болезни, эпидемии, постоянные войны уносили десятки тысяч человеческих жизней, и только многодетность гарантировала воспроизводство населения, сохранение семейной собственности. Православная церковь также поддерживала стремление общества к самосохранению и саморазвитию.

Семья большая и малая
В русской деревне существовали как малые семьи, состоящие из двух поколений родственников по прямой линии (родители-дети), так и большие или неразделенные, которые объединяли от двух до четырех поколений родственников по прямой и боковой линиям. Существовали также складнические или договорные семьи, объединявшие вследствие хозяйственной необходимости, как родных, так и неродных людей. Издревле повсеместно господствовала малая семья, большая возникала при разрастании малой и исчезала при ее распаде или разделе. В XIX веке наибольшее число неразделенных семей встречалось в средней и южной полосе России, где преобладало чисто земледельческое хозяйство и система барщины в помещичьем землевладении.

Выбор брачного партнера
Обычно браки заключались в своей или соседних деревнях. В народе запрещались близкородственные браки до шести-семи степеней родства, браки со свойственниками и лицами, с которыми состояли в духовном родстве (кумовьями). При выборе брачного партнера большое значение имело участие родителей и общественное мнение. В предпочтениях брали верх соображения хорошего рода (доброй славы), социального равенства молодых и вопросы материальной выгоды. Брачный возраст и формы заключения брака имели значительные локальные вариации.

Народный взгляд на безбрачие
В основе воззрений на семью лежали понятия общественной морали, они же определяли характер брачных отношений. Состояние вне брака для взрослого человека считалось неправильным, делало его в глазах сельской общины неполноценным, а иногда и безнравственным. Безбрачие, так же как бездетность, считалось наказанием Божьим, следствием пренебрежения какими-либо сакральными правилами, а иногда рассматривалось и как нарушение половой идентичности. Исключением могли быть только очень бедные люди, явные калеки, слабоумные или же те, кто своей склонностью к монашеской жизни и религиозным занятиям ставил себя на границу человеческого и потустороннего миров. Для мужчины же статус холостяка, бобыля был однозначно оскорбительным. Семья, дети обеспечивали мужчине положение в обществе. Только женатому полагался земельный надел, поэтому только он мог на полных основаниях участвовать в принятии важных решений на сходе или занимать общественные должности.
Брачные обязательства супругов
Брак как единственно возможный нравственный путь жизни мирянина считался священным союзом, присягой перед Богом. Вступить в брак, повенчаться означало «принять закон», т. е. особую ответственность, обязательство во взаимопомощи и верности. Поэтому измена жены мужу считалась значительно большим грехом, чем прелюбодеяние девушки. Супруги, связанные в единое целое при жизни («Муж и жена – одна сатана»), должны были, по народным представлениям, провести вместе и посмертное существование.
За тем, как строились семейные отношения, следило сельское общество, а также церковь и государство. По гражданскому закону и нормам обычного права супруги должны были жить вместе и вести совместное хозяйство. Муж обязывался содержать жену, жена – быть ему помощницей во всех начинаниях. Нерадивого мужа, ушедшего на заработки и не присылавшего денег, решением волостного суда обязывали содержать семью или могли вытребовать по этапу домой. Жену, сбежавшую от мужа, водворяли обратно, а за повторные попытки наказывали розгами. Супруга, уличенного в мотовстве и пьянстве, могли отстранить от главенства в семье и передать право распоряжаться собственностью жене или старшему сыну. В случаях непримиримых отношений волостной суд мог выдать супруге отдельный вид на жительство, но развод, находившийся в компетенции церковных властей, считался грехом и был редким явлением, при этом неспособность одного из супругов к совместной жизни (например, вследствие болезни) в расчет не принималась.
К повторным бракам существовало двоякое отношение: одобрительное, когда они совершались по необходимости (например, на хозяйстве оставалась молодая вдова или вдовец с детьми и без мужских или женских рук хозяйству грозило разорение), и осуждающее, когда женился пожилой вдовец, имевший взрослых сыновей. Свататься разрешалось по окончанию шестинедельного траура. Вдовый супруг, не выждавший положенного срока, резко осуждался общественным мнением. Всего же, по народным представлениям, вступать в брак можно было не более трех раз.
  
Рождение и воспитание детей – основа семьи
Главной функцией семьи было рождение и воспитание детей, только в этом случае брак признавался настоящим и нравственным, а супруги угодными Богу. Только при наличии детей семья выполняла свою основную функцию – обеспечение преемственности знаний, опыта, культуры, нравственных ценностей, а также могла быть полноценной хозяйственно-производственной единицей. С ранних лет детям старались привить любовь и привычку к труду, без которой люди не могли бы выжить в деревне, где каждый день наполнен тяжелым физическим трудом. Привлекая к соответствующим возрасту и полу работам, «каждой трудности давали понемногу», поэтизировали труд, соединяли его сначала с игрой, а затем и с личной заинтересованностью в его результатах. Участию ребенка в трудовом процессе всегда давали высокую оценку, но не перехваливали. К 14-15 годам дети овладевали полным набором хозяйственных умений, необходимых для самостоятельной жизни.

Семейные обязанности и взаимоотношения
Труд определял и иерархию семейных отношений. Приносящим семье доход и пропитание признавался, прежде всего, мужской труд, поэтому мужчина выступал и единственным собственником семейного имущества, основой которого была земля, и главным распорядителем в семье. При увеличении доли женского труда в малой семье, а особенно в хозяйствах крестьян, начала возрастать роль женщины-хозяйки, на которую кроме производственных функций в отсутствие мужа переходил контроль над денежными средствами, руководство в семье и право представительства на сходе.
Вся деятельность традиционной семьи подчинялась отцу или деду. Он брал на себя всю тяжесть ответственности за благополучие семьи, представлял интересы ее перед обществом, заключал сделки и договоры, распоряжался по своему усмотрению всем семейным имуществом за исключением приданого жены и невесток, а также деньгами, заработанными на заработках младшими членами семьи. В случае раздела семьи и дележа имущества он определял размер доли каждого из сыновей (реже дочерей), исчисляя ее по принципу их участия в общем трудовом процессе. В старости глава семьи передавал главенство старшему сыну.
Семья скреплялась наибольшим нравственным авторитетом. Таким авторитетом обычно пользовался глава семьи. Иногда таким авторитетом был наделен или дед, или один из сыновей, или большуха (мать семейства), тогда как формальное главенство всегда принадлежало мужчине, мужу, отцу, родителю. Поэтому даже слабохарактерного отца уважали, слушались, даже не очень удачливый муж пользовался женским доверием, и даже не слишком толковому сыну отец, когда приходило время, отдавал негласное, само собою разумеющееся старшинство. Строгость семейных отношений исходила от традиционных нравственных установок, а вовсе не от деспотизма, исключающего нежность к детям и заботу о стариках.
Доброта, терпимость, взаимное прощение обид переходили в хорошей семье во взаимную любовь, несмотря на семейную многочисленность. Ругань, зависть, своекорыстие не только считались грехом. Они были просто лично невыгодны для любого члена семьи. Любовь и согласие между родственниками давали начало любви и за пределами дома. От человека, не любящего и не уважающего собственных родных, трудно ждать уважения к другим людям, к соседям по деревне, по волости, по уезду. Даже межнациональная дружба имеет своим истоком любовь семейную, родственную. Доброта и любовь к родственникам кровным становится обязательным условием если не любви, то хотя бы глубокого уважения к родственникам некровным. Сварливость и неуживчивость как свойства характера считались наказанием судьбы и вызывали жалость к их носителям.
Второй по значимости в доме была хозяйка – большуха (мать семейства), она руководила распределением работ между невестками, сама же брала на себя приготовление пищи или ограничивалась только выпечкой хлеба. В обязанности большухи входила также заготовка в прок продуктов. Лучшей женой и хорошей хозяйкой признавалась не только умелая в стряпне и различных работах, но, прежде всего – экономная, рачительная женщина. В обязанности матери входило нравственное воспитание детей. Именно с неё, как с главной воспитательницы, спрашивали за поведение дочери, воспитание сына старше 10 лет перекладывалось на отца. Мир и лад в семье строились на авторитете старших, уважении их и на беспрекословном подчинении младших старшим. Это относилось и к порядку отношений между детьми в семье.
Замужество и женитьба были не развлечением и не личной прихотью, а естественной жизненной необходимостью, связанной с новой ответственностью перед миром, с новыми, еще не испытанными радостями. Это так же неотвратимо, как, например, восход солнца, как наступление осени и т.д. Здесь для человека не существовало свободы выбора. Лишь физическое уродство и душевная болезнь освобождали от нравственной обязанности вступать в брак.
Семья крестьянина складывалась веками, народ отбирал ее наиболее необходимые «габариты» и свойства. Так, она разрушалась или оказывалась неполноценной, если была недостаточно полной. То же происходило при излишней многочисленности, когда, к примеру, женились два или три сына. В последнем случае семья становилась, если говорить по-современному, «неуправляемой», поэтому женатый сын, если у него имелись братья, стремился отделиться от хозяйства отца. Мир нарезал ему землю из общественного фонда, а дом строили всей семьей. Дочери, взрослея, тоже покидали отцовский дом. При этом каждая старалась не выходить замуж раньше старшей сестры. «Через сноп не молотят», – говорилось о неписаном законе этой очередности.
Крестьянская нравственность, нормы поведения требовали абсолютного уважения детьми родителей на протяжении всей их жизни. Дети не могли противоречить родителям. Даже взрослый сын, уже имевший семью, но не отделившийся от родителей, должен был во всех хозяйственных и личных делах подчиняться отцу. Ни дочь, ни сын не покидали родительский дом по своему желанию. Особое значение придавалось родительскому благословению, знали: родительское слово на ветер не молвится.
Родительское благословение давали перед свадьбой, перед отъездом в дальнюю дорогу, перед смертью отца или матери (на всю оставшуюся жизнь детей). Его получали и перед каким-либо ответственным делом (закладка дома, первый выезд в поле и т.д.). Дети – сироты, хотя и благословлялись приемными родителями, но все же шли за благословением на могилки родителей.
Крестьяне верили в особую значимость, действенность, силу молитвы за детей. В народе говорят, что молитва матери со дна моря поднимает. Отец и мать были священными для детей. Еще во времена родового строя человек, поднявший руку на родителей, изгонялся из рода, и никто не смел, ему дать ни огня, ни воды, ни хлеба. Народная мудрость поучала: «Живы родители – почитай, умерли – поминай».
С раннего детства детей приучали с уважением относиться к старшим: «Не смейся над старым, и сам будешь стар», «Старость к правде ближний путь знает». Самыми верными и надежными воспитателями в семье были дедушка и бабушка. Они и сказку расскажут, лакомство припасут и игрушку смастерят. Дедушка и бабушка помогали внукам осознать важные истины: нельзя делать того, что осуждают старшие, не делать, что они не велят, нельзя бездельничать, когда отец и мать трудятся, нельзя требовать от родителей то, что они дать не могут.
С бабушкой часто устанавливались особо доверительные отношения, что подтверждает пословица: «Сын матери солжет, а старой бабе не солжет». Воспитательное влияние на внуков подкреплялось культом предков, безусловным исполнением их заветов, обычаев, традиций: «Как родители наши жили, так и нам велели».
Рождение ребенка
Рождение детей, воспринимавшееся как дарованная Богом милость, в то же время осмыслялось как тяжелая работа, которой Бог наказал женщину за грехи прародителей Адама и Евы. Главным событием с появлением новорожденного в семье считалось крещение ребенка в православной церкви или в старообрядческой общине, т. к. именно православная церковь по закону Российского государства регистрировала рождения, браки и смерть. Крещение считалось крестьянами необходимым и для преобразования ребенка – «пришельца из иного мира» – в дитя земного мира: «некрещеный ребенок – чертенок». По обряду ребенок получал имя, т. е. из безликого существа становился человеком: «с именем Иван, а без имени болван». Крещение ребенка проводилось в присутствии восприемников (крестных родителей), родители же при крещении не присутствовали, т. к. считались после акта рождения нечистыми. После крестин по традиции в тот же день полагалось устраивать крестильный обед, или, «бабины каши». Должны были присутствовать все близкие родственники семьи, повитуха и крестные родители. Каждый из приглашенных обязан был привезти с собой какую-нибудь праздничную еду, повитухе преподносили горшок с пшенной или гречневой кашей, сваренной на меду. Помимо крестин существовал обряд первого подпоясывания ребенка. Он проводился на сороковой день после рождения. Поясок вместе с рубашечкой дарила крестная мать. Она надевала на ребенка подаренную рубашечку с пожеланием: расти здоровым, красивым, трудолюбивым и добрым.
Русские крестьяне, прививая детям любовь к родовому гнезду, воспитывая их на героических подвигах предков, старались также показать, что любовь к родине должна начинаться с любви к родителям и уважения к старшим. Почитание отца и матери считалось главной добродетелью человека. Однако, требуя от подростка любви, послушания и заботы о своих родителях, последние должны были сами проявлять такие же чувства к своим маленьким и взрослым детям.
Заботясь о том, чтобы жизнь ребенка была благополучной, чтобы он находился в согласии с самим собой, ближними и дальними людьми крестьяне стремились привить своим детям желание проявлять доброту к людям. Особенно старались предохранить ребенка от мстительности, предлагали ответить на обиду, не откладывая на долгий срок, здесь же, на месте – словом или кулаком – или простить, если возможно. Особенно ценилось в русском народе умение прощать обиды. Ритуал прощения проходил в прощеное воскресение – в последний день Масленицы, перед великим постом. Родители просили прощения у детей, дети – у родителей, соседи – друг у друга.
Понятие чести у крестьян всегда сочеталось с честным выполнением своего долга и исполнения взятых на себя обязательств. Понятие чести, которое старались привить своим детям родители, включало в себя для мужчин ответить на незаслуженное поношение, не дать оснований для оскорбления, для девушек – чистоту, для женщин – верность мужу.
Одной из основных задач, которая ставилась обществом перед родителями, была задача постепенного введения его в религиозно-обрядовую жизнь. Русские крестьяне считали веру в Бога непременным свойством нравственного человека, а его поведение напрямую соединялось с его религиозностью. Отсюда и пошли всем нам известные выражения: «жить по-божески» и «креста на нем нету». В обычной, не слишком богомольной семье подростков учили, как правило, двум молитвам «Отче наш» и «Богородице Дево, радуйся». Считалось, что они могут пригодиться во всех обстоятельствах жизни, т. к. доходят до Бога быстрее, чем все остальные. В семь-восемь лет ребенка полагалось отвести к исповеди и первому причастию. Детей приобщали к религии с помощью чтения псалтыря, молитвенников, рассказывая им христианские предания, знакомили с житиями особо почитаемых в той местности святых, рассказывали о чудесах, которые они совершали, обучали детей духовным стихам. Подростки постепенно вовлекались в обрядовую жизнь деревни. Наряду со многими другими в русской деревне были обряды, которые исполнялись только детьми. В большинстве своем это были обходы крестьянских дворов в дни праздников народного календаря – «славление Христа» в Рождество, «посевание изб» в первый день нового года, обход дворов в средокрестие (в среду на четвертой неделе Великого поста), обход дворов с поздравлениями и сбором яиц в Пасху. Считалось, что эти обряды всегда существовали как детские.
Отрочество заканчивалось для девочек к пятнадцати-шестнадцати годам, для мальчиков – к семнадцати восемнадцати. Время беззаботного детства заканчивалось и начиналась другая, не менее интересная полоса жизни.

Комментариев нет:

Отправить комментарий