воскресенье, 30 ноября 2014 г.

Тернистая судьба Севастопольского художественного музея им. М. П. Крошицкого


В ноябре нынешнего года Севастопольский художественный музей имени М. П. Крошицкого отмечает две юбилейные даты - 90-летие начала своего создания и 120-летие человека, имя которого носит. Судьба известного храма искусства, где собраны бесценные творения великих мастеров, была непростой. А одна из насущных проблем 90-летней давности остается актуальной до сих пор. 


Впервые о создании художественного музея в Севастополе заговорили в сентябре 1924 года на 3-й Крымской конференции музейных работников, где была принята резолюция о том, что Севастополю, главной базе Черноморского флота, необходима картинная галерея, и содержалась просьба к центру подобрать соответствующий музейный материал. При этом оговаривалось, что коллекция должна вызывать интерес у посетителей "двоякого рода" - севастопольских красноармейцев, рабочих, учащихся и приезжих ценителей искусства из Москвы, Ленинграда и других уголков Советского Союза.


Поэтому к подбору материала выдвигались серьезные требования: качество - выше среднего, "возраст" картин - вторая половина XIX - начало XX века. Кроме того, акцент сделали на работах художников, которые были связаны с Крымом своей биографией или творчеством. Письмо отправили в Москву в начале ноября. И уже в январе 1925 года из Государственного музейного фонда доставили 92 картины выдающихся российских живописцев. Но, к сожалению, возникла проблема с помещением для галереи. Картины привезли, а разместить их негде, поэтому они остались в Симферополе. Через некоторое время полотна распаковали и решили организовать выставку в Центральном музее Тавриды. Эти работы составляли ядро будущего музея в Севастополе.

В 1926 году на краткий срок экспозицию привозят в Севастополь и размещают в тесных и сырых комнатах расформированного музея Л. Н. Толстого на улице Ленина. В сентябре 1926 года участники 4-й Крымской конференции музейных работников отмечали, что в таком состоянии невозможно хранить картины. Ввиду отказа Севастопольского исполкома предоставить надлежащее помещение для галереи было решено распределить ее экспонаты между Центральным музеем Тавриды и Ялтинским художественным музеем. В том случае, если необходимое помещение все же подберут, все произведения должны вернуться в Севастополь. В архивах Москвы, Симферополя и Севастополя сохранилось немало документов, свидетельствующих о неоднократных попытках решения этой проблемы.

Из Ялты в Севастополь
И только летом 1927 года галерее отдали, наконец, двухэтажное здание бывшего кинотеатра "Лотос" на улице Фрунзе, 35. Этот дом с правой стороны примыкал к дому купца С. Х. Гавалова, где после революции находился Дом просвещения, а ныне "прописался" храм искусства. В новом повороте событий определенную роль сыграло сильное землетрясение, которое причинило серьезные разрушения на ЮБК. К тому же Художественный музей в Ялте работал малоэффективно - в основном в летний сезон. Здесь хранились национализированные произведения из частных коллекций дворцов и поместий Южного берега Крыма (князей Барятинских, А. Н. Витнера, П. А. Демидова) и императорской резиденции в Ливадийском дворце.

Музей в Ялте возглавлял человек с удивительной судьбой - художник и реставратор Анатолий Григорьевич Коренев. Став директором Севастопольской картинной галереи, он многое сделал для ее комплектования и популяризации. В одной из своих анкет Коренев писал: "Занимался живописью в мастерской художника Е. Е. Шрейдера, изучал историю искусства в европейских музеях Парижа, Мюнхена, Дрездена, Вены. Восемь лет работал демонстратором картин в Москве в галерее С.И. Щукина". Благодаря своему опыту он смог в сжатые сроки к 10-й годовщине Октябрьской революции подготовить новую музейную экспозицию в Севастополе.

6 ноября 1927 года вошло в историю как дата официального открытия галереи. В этот день севастопольская газета "Маяк Коммуны" в статье "Подарок Октябрю" сообщала, что "сегодня мы открываем картинную галерею. Наконец готов верхний этаж - зал русской живописи. Нижний этаж, где будут храниться картины западных художников, откроется позднее. Сегодня это ценное приобретение Севастополя станет достоянием широчайших масс".

Надежным помощником Коренева стал севастопольский художник М. П. Крошицкий, приглашенный на единственную штатную должность научного сотрудника. С 1914-го по 1918 год Михаил Павлович учился в Высшем художественном училище Императорской академии художеств в Петербурге. В 1921-м вернулся в Севастополь. За два года работы в галерее он приобрел необходимый опыт и полюбил музейное дело на всю жизнь.

В это время коллекция систематизировалась, пополнялась, изучалась. Ее гордостью были работы выдающихся русских художников - В. А. Тропинина, И. К. Айвазовского, И. И. Левитана, И. Е. Репина, А. И. Куинджи и многих других. В музее размещались 438 картин и 44 скульптуры (был даже отдельный зал графики). Среди них - около 200 произведений западноевропейской живописи XVI-XIX веков, 241 полотно - мастеров российской школы...

В декабре 1939 года Коренев уезжает в Алупку. А Крошицкий вернулся в Севастополь из Воронежа, где работал директором Музея изобразительных искусств, и возглавил картинную галерею. За 10 лет его отсутствия музей существенно пополнил фонды (в его активе насчитывалось уже почти две с половиной тысячи экспонатов), приобрел популярность, его посещали около 30 тысяч человек в год. Почти 20 лет жизнь Крошицкого была тесно связана с галереей.

Военная Одиссея
На плечи Михаила Павловича легла вся тяжесть борьбы за спасение коллекции в годы Великой Отечественной войны. Сколько бессонных ночей и тревог выпало на его долю! Эвакуация фондов музея происходила в условиях ожесточенных бомбежек города осенью 1941 года. В конце ноября более ста ящиков с произведениями искусства перевезли на пристань Южной бухты. В ночь на 12 ноября 41-го матросы быстро погрузили музейный груз на палубу, и корабль, отражая воздушные атаки фашистов, снялся с якоря. Так началась 13-месячная военная одиссея Крошицкого: неимоверно сложный переезд, отсутствие документов на эвакуацию картин, так как никто не знал, на каком корабле их отправят. Долгий путь через Черное и Каспийское моря, все республики Средней Азии окончился в сибирском городе Томске, экспонаты проехали около 11 тысяч километров по суше и воде.

Вдали от дома Михаил Павлович жил с трагической вестью о судьбах близких. В Севастополе погибли его мать и маленький сын. А жена Крошицкого, Нина Ивановна, и дочь Оксана были эвакуированы в Воронеж. Но он узнал о том, что они живы, только в 1943 году. По вызову Михаила Павловича они приехали в Томск, супруга стала его надежной опорой в музейных делах.

В майские дни победного 45-го по указанию Комитета по делам искусств спасенные севастопольские ценности Крошицкий доставил в Крым. И вновь возникла проблема с помещением для музея: город был полностью разрушен, а от здания галереи остался лишь фрагмент фасада. В июне 45-го художественную коллекцию Севастополя были вынуждены разместить в картинной галерее Симферополя (ее фонды почти полностью погибли при эвакуации).

В 1947 году открылась объединенная экспозиция Симферопольско-Севастопольской галереи. Но Михаил Павлович стремился вернуть художественные ценности в родной город. И только в 1956 году произведения искусства перевезли в Севастополь (более полутора тысяч экспонатов), на улицу Марата (напротив Владимирского собора), и уже в следующем году ее перевели в бывший дом купца С. Х. Гавалова на проспекте Нахимова. Здесь она обрела постоянное и достойное место "прописки". Музею предоставили два нижних этажа, а два верхних отдали детской музыкальной школе N 1, пристроив лестницу со стороны двора.

Пока коллекция была небольшой, помещений хватало, но сейчас музею очень тесно в прежних рамках. Ведь его фонды насчитывают более 10 тысяч произведений искусства. Среди них - памятники эпохи Возрождения, картины "малых голландцев" и фламандских мастеров, работы французского искусства XVII-XVIII веков, замечательные образцы декоративно-прикладного искусства разных эпох и стилей, полотна русских и украинских живописцев XIX века, произведения выдающихся мастеров советского и современного искусства. О высоком уровне коллекции свидетельствует тот факт, что в 2012 году в Москве на выставку, посвященную юбилею Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, из ста шедевров Украины шесть предоставил Севастополь.

Несколько смягчают проблему переданные музею в 70-80-е годы подвальные помещения, которые поэтапно привели в порядок за счет города. Но это лишь отчасти спасает положение. Досадно, что много прекрасных произведений хранится в запасниках, вдали от взгляда посетителей, так как площадь музея не позволяет их выставить. Уже после ремонтов случались аварии, с верхних этажей по стенам галереи текла вода. Музей жил надеждой, что со дня на день ситуация переменится. Неоднократно звучали обещания, что вопрос вот-вот решится. Тем более что условия "общежития" не соответствуют международным требованиям к размещению музейной коллекции.

В конце 70-х годов созрело решение построить специализированный детский музыкальный центр на улице Очаковцев и перевести туда музыкальную школу N 1 имени Н. А. Римского-Корсакова, а освободившиеся два этажа передать музею. Началось строительство здания, затем оно затормозилось в перестроечное время, и в итоге "вырос" новый торгово-офисный центр. Спустя 90 лет у музея все та же проблема - нет отдельного просторного помещения.

Сейчас хочется верить, что достойная экспозиция обретет подобающую ей собственную территорию. Потому что невозможно ценности большого сундука вместить в маленькую шкатулку.
источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий