суббота, 26 июля 2014 г.

«Земля тепла, красна калина…» 85 лет со дня рождения В. М. Шукшина





Василий Макарович Шукшин родился 25 июля 1929 года в селе Сростки Алтайского края, что находится в 35 км от города Бийск. До службы работал слесарем во Владимире, строил литейный завод в Калуге, был разнорабочим, учеником маляра, грузчиком, работал на железной дороге.
Как напишет спустя годы сам Василий Шукшин – дважды ему чуть не улыбнулось счастье. В 1948 году Владимирский военкомат направил его учиться на лётчика в Тамбовскую область. Документы он повёз сам, но в дороге их потерял. В училище без документов явиться не посмел, но и во Владимир не вернулся – там, в военкомате, были «добрые люди», которых Василию не хотелось огорчать тем, что они связались с такой «шляпой». Когда же другие «добрые люди» из-под Москвы послали его в военное автомобильное училище, он там провалился на экзаменах.
В 1949 году из Московской области Шукшин был призван в ряды Советской Армии. Службу проходил в Балтийском флотском экипаже, в 1950 году закончил по 1 разряду радиокурсы и в 1950-1952 годах проходил службу в Севастополе в радиоотряде Черноморского флота радистом.

Матросская служба Василия Шукшина до недавнего времени оставалась почти неизвестной. Сам же Шукшин упоминал эти «страницы из жизни» очень скупо. Из статьи «Слово о малой Родине»: «Я долго стыдился, что я из деревни… Любил её молчком… Служил действительную, как на грех, во флоте, где в то время, не знаю, как теперь, витал душок некоторого пижонства: ребятки в основном из городов, из больших городов, я и помалкивал со своей деревней…»
Сегодня в воинской части, где служил Шукшин, открыта экспозиция, созданная по материалам и воспоминаниям бывшего командира отделения Шукшина – Николая Филипповича Шмакова. Самим Н. Ф. Шмаковым написаны воспоминания «Наши матросские годы. Воспоминание о совместной службе с Василием Макаровичем Шукшиным», хранящиеся ныне в экспозиции части.
Шмаков писал: «В июне 1950 года в радиоотряд Черноморского флота прибыло молодое пополнение. В отделение Н. Ф. Шмакова были зачислены четыре молодых матроса, среди них – Василий Шукшин, который сразу обратил на себя внимание своей серьезностью, взрослостью. Был исполнителен, трудолюбив, работал молча, сосредоточенно. Большого опыта не имел, но нес радиовахты наравне с лучшими специалистами. Не удивительно, что вскоре он повысил классность, его назначили на должность старшего радиотелеграфиста, присвоили звание старшего матроса.
Несмотря на то, что прошло уже пять лет после войны, её следы заметно ощущались в Севастополе и его окрестностях. Матросам Черноморского флота постоянно приходилось участвовать в городских субботниках по восстановлению и благоустройству улиц, зданий и других объектов в городе. В своих воспоминаниях Н. Ф. Шмаков приводит любимую поговорку В. Шукшина: «Не падай духом, знай работай, да не трусь» - эта его поговорка всегда наводила порядок там, где возникало какое-нибудь недоразумение и, вообще, его слова были «авторитетом» в отделении, хотя он и был не старше других.
Выделялся Шукшин среди сослуживцев и характером. В общении с товарищами был краток, пустословия не любил, но суждения его имели авторитет. Много читал, посещал Морскую библиотеку, а вот писал ли что-либо, сказать не могу. Может, и пробовал в те годы, но мы об этом не знали. Вообще Василий Макарович был несколько замкнут, задумчив. Между собою мы иногда говорили, что наш Вася далеко пойдет, но никто, конечно, и не догадывался, в каком направлении разовьется его самобытный талант…»
Завершив службу на флоте, В. М. Шукшин окончил режиссёрский факультет Всесоюзного государственного института кинематографии. Его первым наставником был один из самых известных режиссеров страны Михаил Ромм. Василий Шукшин сыграл в кино более 20 ролей. Первая книга Шукшина — «Сельские жители» — вышла в 1963 же году в издательстве «Молодая гвардия».
Шукшин был прост и понятен, его частенько упрекали, как в свое время Есенина, в недостаточной интеллигентности. Шукшину всегда было трудно, потому что он жил убеждением, что первейший признак интеллигентности - не изысканность манер и не количество дипломов, а «полное отсутствие голоса, когда надо подпеть сильным мира сего». источник1, источник2

Памяти Василия Шукшина

Владимир Высоцкий

Ещё — ни холодов, ни льдин,

Земля тепла, красна калина, —

А в землю лёг ещё один

На Новодевичьем мужчина.



Должно быть, он примет не знал, —

Народец праздный суесловит, —

Смерть тех из нас всех прежде ловит,

Кто понарошку умирал.



Коль так, Макарыч, — не спеши,

Спусти колки, ослабь зажимы,

Пересними, перепиши,

Переиграй — останься живым.



Но, в слёзы мужиков вгоняя,

Он пулю в животе понёс,

Припал к земле, как верный пёс…

А рядом куст калины рос —

Калина красная такая.



Смерть самых лучших намечает —

И дёргает по одному.

Такой наш брат ушёл во тьму!

Не поздоровилось ему, —

Не буйствует и не скучает.



А был бы «Разин» в этот год…

Натура где? Онега? Нарочь?

Всё — печки-лавочки, Макарыч, —

Такой твой парень не живёт!



Ты белые стволы берёз

Ласкал в киношной гулкой рани,

Но успокоился всерьёз,

Решительней, чем на экране.



Вот после временной заминки

Рок процедил через губу:

«Снять со скуластого табу —

За то, что он видал в гробу

Все панихиды и поминки.



Того, с большой душою в теле

И с тяжким грузом на горбу, —

Чтоб не испытывал судьбу, —

Взять утром тёпленьким в постели!»



И после непременной бани,

Чист перед Богом и тверёз,

Взял да и умер он всерьёз —

Решительней, чем на экране.



Гроб в грунт разрытый опуская

Средь новодевичьих берёз,

Мы выли, друга отпуская

В загул без времени и края…

А рядом куст сирени рос —

Сирень осенняя, нагая…

Комментариев нет:

Отправить комментарий