понедельник, 26 мая 2014 г.

«Потомству в пример» 185 лет подвигу брига «Меркурий»

Исполнилось 185 лет со дня небывалого сражения, в котором проявилось несгибаемое мужество русских моряков брига «Меркурий», его командира капитан-лейтенанта Александра Ивановича Казарского, не склонивших головы и не спустивших Андреевский флаг перед неприятелем.

Бриг «Меркурий»
"Бриг "Меркурий" атакованный двумя турецкими кораблями" И. Айвазовский
14 (26) мая 1829 года бриг «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта Александра Ивановича Казарского принял неравный бой с двумя турецкими линейными кораблями, из которого вышел победителем — бригу удалось нанести турецким кораблям повреждения, вынудившие их выйти из боя и прекратить преследование. По итогам этого боя бриг увековечил своё имя и был награждён кормовым Георгиевским флагом.
Бриг «Меркурий»  – 18-пушечный военный бриг русского флота, был заложен в январе 1819 года в Севастопольском адмиралтействе. Спущен на воду 7(19) мая 1820 года. Бриг «Меркурий» был построен под руководством известного впоследствии корабельного мастера Ивана Яковлевича Осминина. Судно предназначалось специально для охраны Кавказского побережья, несения дозорной службы и разведки. Для возможности передвижения при полном штиле бриг имел 14 больших весел. Гребли этими веслами стоя. Экипаж корабля — 115 человек. В качестве материала для постройки «Меркурия» был выбран крымский дуб. После окончания постройки «Меркурий» вошёл в состав 32-го флотского экипажа.

Вооружение брига состояло из восемнадцати 24-фунтовых карронад для ближнего боя и двух переносных трёхфунтовых пушек, имевших больший радиус действия. Карронады были установлены на верхней палубе, причём орудийные порты не закрывались, так как через них осуществлялся сток воды, попадающей на палубу.

Александр Иванович Казарский
Александр Иванович Казарский родился 16 июня 1798 года на белорусской земле в местечке Дубровно Витебской губернии в семье отставного губернского секретаря, управляющего имением князя Любомирского. В семье Казарских было пятеро детей: Прасковья, Екатерина, Матрена, Александр и Иван. В 1811 году Александр стал кадетом Николаевского штурманского училища.

30 августа 1813 года волонтер Александр Казарский был записан в Черноморский флот гардемарином, а еще через год был произведен в первый офицерский чин и стал мичманом. Плавал на бригантинах «Десна» и «Клеопатра», затем был переведен на Дунайскую флотилию и назначен в Измаил командиром отряда мелких гребных судов. Его служба на Дунайской флотилии продлилась пять лет. В 1819 году он получил чин лейтенанта и в этом же году был назначен на фрегат «Евстафий», который прибыл в Севастополь. После «Евстафия» Казарский плавал на шхуне «Севастополь», транспортах «Ингул» и «Соперник», командовал катером «Сокол», служил на бриге «Меркурий», на линейном корабле и снова на бриге «Меркурий». 

9 июля 1828 года за отличие, проявленное при взятии Анапы, Казарский был произведен в капитан-лейтенанты. В этом же году за храбрость при штурме Варны его наградили золотой саблей. В 1829г. Казарский стал командиром 18-пушечного брига «Меркурий».

Шла русско-турецкая война
В мае 1829 года три русских корабля: 44-пушечный фрегат «Штандарт» (командир капитан-лейтенант П. Я. Сахновский), 20-пушечный бриг «Орфей» (командир капитан-лейтенант Е. И. Колтовский), и 20-пушечный бриг «Меркурий» (командир капитан-лейтенант А. И. Казарский) находились у выхода из пролива Босфор. Командовал отрядом кораблей капитан-лейтенант Сахновский.

На рассвете 14 мая 1829 года от Босфора отошел турецкий флот в составе 6 линейных кораблей, 2 фрегатов, 2 корветов, 1 брига, 3 тендеров. Неприятельская эскадра, заметив русские корабли, пустилась за ними в погоню. На «Штандарте» был поднят сигнал: «Избрать каждому курс, каким судно имеет преимущественный ход», после чего более быстроходные «Штандарт» и «Орфей» быстро вырвались вперед, а тихоходный «Меркурий» стал отставать.

К 14 часам дня корабли неприятеля - 110-пушечный линейный корабль «Селимие» и 74-пушечный линейный корабль «Реал-бей» уже начали настигать «Меркурий». Видя невозможность уклониться от неравного боя, Казарский собрал совет из офицеров. Шансы на спасение у «Меркурия» были ничтожны (184 пушки против 20), почти не оставляли надежды на благополучный исход боя, в неизбежности которого уже никто не сомневался.

Как пишет Казарский в своем рапорте командующему Черноморским флотом адмиралу А. С. Грейгу от 14 мая 1829 года №130 (Фонд Музея КЧФ, ГУ-678), первым попросили высказаться поручика корпуса штурманов Прокофьева, который предложил: «Взорвать бриг, когда он будет доведен до крайности». Далее Казанский продолжает: «Вследствие этого мнения, принятого всеми единогласно, было положено защищаться до последней возможности и, если будет сбит рангоут, или откроется большая течь, тогда схватиться с ближайшим неприятельским кораблем, и тот офицер, который остается в живых, должен зажечь крюйт-камеру, для чего был положен на шпиль пистолет».

Казарский также обратился к нижним чинам и объяснил им, «чего ожидает от них Государь и чего требует честь императорского флага, нашел в команде те же чувства, как и в офицерах: все единогласно объявили, что будут до конца верны своему долгу и присяге». Успокоенный таким общим единодушием, он приказывает: «Прекратить действие веслами, поставить людей к пушкам, сбросить в море ял, висевший за кормой, и открыть огонь из ретирадных портов».

Казарский прекрасно знал слабые и сильные стороны своего корабля, бриг был очень тяжел на ходу, спасти его могли только искусное маневрирование и меткость канониров. В течение получаса «Меркурий», маневрируя, умело уклонялся от залпов неприятельских кораблей, но потом был поставлен между обоими кораблями, и с линейного корабля капудан-паши «Селимие» закричали по-русски: «Сдавайся! И убирай паруса». Ответом на это с «Меркурия» были залп всей артиллерией и дружный ружейный огонь.

Оба турецких корабля открыли по бригу непрерывную канонаду ядрами, книпелями и брандскугелями. На «Меркурии» возник пожар, который, к счастью, удалось потушить. 
Метким огнем канониров брига был поврежден гротовый рангоут стопушечного турецкого корабля «Селимие» под флагом капудан-паши, что заставило его лечь в дрейф.
Другой корабль 74-пушечный «Реал-бей» под флагом младшего флагмана продолжал сражение, переменяя галсы под кормой брига, и бил его продольными выстрелами, которых никакими движениями невозможно было избежать.

«Меркурий» отстреливался, и счастливым выстрелом удалось перебить у неприятеля нок-фор-марс-рею, падение которой увлекло за собой лисели. Эти повреждения лишили «Реал-бей» возможности продолжать сражение и в половине шестого он прекратил бой. 
Как писал в своем рапорте Казарский: «Урон в команде брига состоялся из четырех убитых и шести раненых нижних чинов. Пробоин в корпусе оказалось 22, повреждений в рангоуте 16, в парусах 133 и в такелаже 148; сверх того разбиты гребные суда и повреждена карронада».

Сам Казарский во время боя получил контузию головы, но, несмотря на это, оставался на мостике и руководил боем. В заключение он пишет, что «не находит слов для описания храбрости, самоотверженности и точности в исполнении своих обязанностей, какие были оказаны всеми вообще офицерами и нижними чинами в продолжение этого трехчасового сражения, не представлявшего никакой совершенно надежды на спасение, и что только такому достойному удивления духу экипажа и милости Божией должно приписать спасение судна и флага Его Императорского Величества».

Потомству в пример
14 мая 1829 года А. И. Казарский и экипаж брига навечно вписали свои имена в историю Российского флота.


Мужество командира и экипажа брига «Меркурий» оценил даже неприятель. В письме из Биюлимана 27 мая 1829 года, написанном штурманом «Реал-бея», сказано: «Если на свете и существуют герои, чье имя достойно быть начертано золотыми буквами на Храме Славы — то это он, и называется он капитан Казарский, а бриг — «Меркурием». С 20 пушками, не более, он дрался против 220 ввиду неприятельского флота, бывшего у него на ветре».
Экипаж «Меркурия» был щедро награжден. Бриг «Меркурий» был награжден кормовым Георгиевским флагом и вымпелом.

Кроме награждений указ императора Николая 1 повелевал: 
«...Мы желаем, дабы память беспримерного дела сего сохранилась до позднейших времен, вследствие сего повелеваем вам распорядиться: когда бриг сей приходит в неспособность продолжать более служение на море, построить по одному с ним чертежу и совершенным с ним сходством во всем другое такое же судно, приписав к тому же экипажу, наименовать его «Меркурий», на который перенести и пожалованный флаг с вымпелом; когда же и сие судно станет приходить в ветхость, заменить его другим новым, по тому же чертежу построенным, продолжая сие таким образом до времен позднейших. 
Мы желаем, дабы память знаменитых заслуг команды брига «Меркурий» и его никогда во флоте не исчезала а, переходя из рода в род на вечныя времена, служила примером потомству».


Бриг «Меркурий» прослужил на Черном море до 9 ноября 1857 года, затем был разобран по «совершенной ветхости». Но имя брига было сохранено в русском флоте с передачей вновь названному кораблю кормового Георгиевского флага. Три корабля Черноморского флота поочередно носили название «Память Меркурия»: в 1865 году — корвет, а в 1883 и 1907 годах — крейсера. Ходил под Андреевским флагом балтийский бриг «Казарский».
В 1834 году на Матросском бульваре по инициативе адмирала М. П. Лазарева на средства, собранные моряками, был заложен памятник бригу «Меркурий». Его открыли в 1839 году. Автор проекта - академик архитектуры А. П. Брюллов. Памятник А. И. Казарскому и подвигу брига «Меркурий» стал первым памятником, воздвигнутым в Севастополе. На постаменте памятника бригу «Меркурий» и его командиру, начертана надпись: «Потомству в пример».

Комментариев нет:

Отправить комментарий