воскресенье, 15 декабря 2013 г.

Сергей Иванович Ожегов – составитель «Словаря русского языка»


15 декабря 1964 года скончался виднейший русский ученый Сергей Иванович Ожегов (22.09.1900-15.12.1964). Человек, составлявший под пулями свой знаменитый словарь и отстаивавший у советской цензуры каждое его слово.
Всемирно известный «Словарь русского языка» Ожегова неоднократно переиздавался как у нас, так и в зарубежных странах. Он стал настольной книгой многих тысяч людей во всем мире, изучающих русский язык. Научная достоверность и высокая информативность в сочетании с компактностью – вот основные достоинства, которые определили необычайную долговечность этой книги.

Ученый Федот Филин, когда Ожегов в 1950 году готовил к печати свой словарь, написал ему критическое письмо, в котором и встретилось яркое и совсем не научное выражение: «словарные трупы». Ими ученый считал «аналой», «иконостас» — слова церковнославянского происхождения. Действительно, как могло в советском словаре вдруг встретиться слово «апокалипсис»? А определение аристократии как «высшего, родовитого слоя господствующего класса, дворянства»? Филин настаивал, что определение должно «подчеркнуть эксплуататорский, паразитический характер аристократии». Словарь Ожегова все-таки вышел, а письмо Филина превратилось в легенду, то есть, согласно словарю Ожегова — «предание о каком-либо историческом событии».
Ожегов участвовал в составлении «Толкового словаря русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова: он автор целой трети статей этого словаря. Готовился словарь во второй половине 1930-х годов, и, конечно, проходил цензуру, которая и придралась к слову «любовница», якобы имеющему «развратный смысл». Придирчивый цензор настаивал, что такого явления и слова нет в Советском Союзе. Отсылки к литературе не убеждали проверяющего. Тогда Ожегов проявил юмор и хитрость: он знал, что, приезжая из Ленинграда в Москву, цензор останавливается у одной женщины. «Кем вам приходится эта дама?» — спросил его Сергей Иванович. Тут цензору пришлось пойти на уступки, оставив коварное слово в словаре.
Над своим «Словарем русского языка», а также над «Словарем к пьесам А. Н. Островского» Ожегов работал во время Второй Мировой войны. После первых бомбежек Москвы в 1941 году он отправил свою семью в Ташкент, а сам записался в ополчение. Но оказалось, что его, как крупного ученого, «бронировали» — и на фронт попасть он не мог. Тогда Сергей Иванович стал директором Института языка и письменности АН СССР и остался на этом посту вплоть до возвращения из эвакуации прежнего руководства. Вера его в то, что немцы не смогут взять Москву, была непоколебимой. Так он и провел войну: в Москве, за своим старым столом, в свете керосиновой лампы, под грохот бомбежек, работая над составлением словарей. Добавим, что «Словарь к пьесам А. Н. Островского» позднее запретили и весь его набор рассыпали. Репринтное издание сохранившихся оттисков появилось только в 1993 году — почти через 30 лет после смерти автора.
Слово «разведка» — тоже не нейтральное для советского времени. Поэтому автору словаря пришлось пойти на компромисс: словарь, одним из принципов которого была краткость и сжатость, содержал огромную цитату о том, что в капиталистических странах органы госбезопасности ненавидимы трудящимися массами, а в СССР, наоборот, пользуются уважением и любовью народа. Цитату взяли из выступления Н. И. Ежова — наркома внутренних дел. Однако в последний момент Ожегов вдруг убрал его фамилию, то есть фактически нарушил авторское право наркома. После этого он получил вызов на Лубянку. А там, у ученого вдруг стали выведывать, откуда он узнал, что наркома Ежова в это же время сняли — ведь об этом еще даже не успели сообщить в газетах!
Рассказывают, что как минимум одного человека словарь Ожегова спас — а точнее, помог выйти ему из тюрьмы. Молодой человек сидел за изнасилование, и срок его по этой статье был максимальным. В свободное время он взял из тюремной библиотеки только что поступившее туда четвертое издание словаря (1960 год) и посмотрел значение слова «насиловать». После этого заключенный отправил письмо тюремному начальству. В письме объяснялось, что в его случае никакого насилия совершено не было: все произошло по взаимному согласию, а девушка просто отомстила ему за отказ на ней жениться. Удивительно, но молодой человек добился пересмотра дела и вышел на свободу.
В словаре Ожегова отсутствуют слова-названия жителей городов. Там не найти слова «минчанин», «пермяк» или «иркутянин», но слово «ленинградец» там есть — по крайней мере, во втором издании словаря 1952 года. Это словечко — тоже продукт особенной логики советской цензуры, которой не понравилось, что слова «ленивый» и «ленинец» оказались соседями. До изменения алфавита дело, конечно, не дошло, поэтому решено было разделить несочетаемых  соседей словом «ленинградец».
Многие думают, что фамилия Ожегов происходит от слова ожог. Но тогда она должна была бы звучать «Ожогов» и писаться через «о». На самом же деле, эта уральская фамилия происходит от слова «ожег» (с ударением на О) — в старину так называлась палка, которую окунали в расплавленный металл, чтобы определить степень его готовности к разливке.
Сергей Иванович Ожегов был прирожденным и неутомимым лексикографом, наделенным особым дарованием словарника, обладавшего тонким чутьем слова. Основным объектом его научных трудов являлась разговорная русская речь во всех ее проявлениях. Он серьезно занимался исследованием истории русского литературного языка, исторической грамматики, лексикологии, орфоэпии, языка русских писателей, орфографии и фразеологии.
Обладая феноменальной памятью, он знал множество бытовых, исторических, областных и сугубо специальных реалий, стоящих за лексикой русского языка. Умер Сергей Иванович Ожегов 15 декабря 1964 года в Москве. Урна с его прахом покоится в стене некрополя Новодевичьего кладбища.
http://www.calend.ru/person/5377/  http://russian7.ru/2013/12/7-kurezov-slovarya-ozhegova/

Комментариев нет:

Отправить комментарий