воскресенье, 20 октября 2013 г.

История одного гурзуфского имения


«Волшебный край, очей отрада! Все живо там: холмы, леса,
Янтарь и яхонт винограда, долин приютная краса,
И струй и тополей прохлада... Все чувство путника манит,
Когда, в час утра безмятежный, в горах, дорогою прибрежной,
Привычный конь его бежит и зеленеющая влага
Пред ним и блещет и шумит вокруг утесов Аюдага...»
А. С. Пушкин
Многие народы оставили свой след в культуре, топонимике, архитектуре Крыма. Крымский полуостров богат славными именами. История дома Ришелье в Гурзуфе вполне может служить наглядным доказательством переплетения и смешения на Крымской земле различных культур и народов. Хозяевами дома были француз Ришелье, поляк Стемпковский, грек Фундуклей, русский аристократ, выросший и воспитанный в Англии – Воронцов, и выходец из русских крестьян – Губонин. Каждый из владельцев был личностью неординарной, достойной памяти потомков.



  В доме Ришелье бывали многие известные люди: А. Мицкевич, А. Грибоедов, В. Жуковский, И. Муравьев-Апостол, О. Олизар. В 1820 году в Тавриде побывал юный Александр Пушкин. Он, как и многие был очарован природой Южного края. Крым навсегда остался теплым, светлым уголком в душе и творчестве великого поэта. Не случайно в доме, где он останавливался, сегодня открыт музей А. С. Пушкина, посвященный его путешествию (музей А. С. Пушкина).
Основателем имения «Гурзуф», первой европейской дачи Южного берега Крыма стал французский герцог Арман Эммануэль дю Плесси Ришелье (1766-1823), видный государственный деятель Франции и России.
Арман Эммануэль дю Плесси Ришелье
Принадлежал он к знатной фамилии, одним из представителей которой был знаменитый кардинал Ришелье. С началом революции 1789 г. и приходом к власти Наполеона, герцог покинул Францию, служил в Русской Армии, участвовал в штурме Измаила, успешно продвигался по службе. В 1803 г. Ришелье был назван градоначальником Одессы, а затем генерал-губернатором Новороссии, в состав которой чуть позже вошел Крым. В 1808 г. Ришелье приобрел земли в Гурзуфе и к 1811 г. построил здесь дом для летнего отдыха – небольшую дачу из четырех комнат с мансардой. Дом был на высоком цоколе, примыкающем задней стенкой к склону горы. Не имея возможности из-за служебных обязанностей пользоваться дачей, он превратил ее в своеобразную гостиницу, разрешив останавливаться тут знатным путешественникам. В 1814 г., после восстановления во Франции королевской власти, Ришелье вернулся на родину.
За 15 лет службы в России герцог Ришелье сумел сделать очень многое для развития ее Южных земель. Он содействовал превращению Одессы в крупный торговый порт и административный центр края, добившись у императора права «порто-франко». Увлекаясь разведением экзотических деревьев и кустарников, способствовал озеленению города. Именно по инициативе Ришелье в Крыму в районе деревушки Никита были выделены земли для организации знаменитого сегодня на весь мир Никитского ботанического сада.
В 1822 г. Ришелье не стало. Умер он во Франции, где в последние годы занимал важные посты в правительстве.
Последующие владельцы имения (генерал-губернатор Новороссии граф М. С. Воронцов, сенатор и губернатор Киева Иван Иванович Фундуклей) вносили свои изменения во внешний облик дома, поэтому сейчас он выглядит несколько иначе, чем изначально.
Иван Алексеевич Стемпковский
Согласно завещанию Ришелье, имение в Гурзуфе, владельцем которого он оставался до самой смерти, перешло его адъютанту Ивану Алексеевичу Стемпковскому (1789-1832), который многие годы был его другом и помощником. Стемпковский увлекался археологией, собрал богатейшую коллекцию монет Пантикапеи, Херсонеса, Ольвии, боспорских царей, приобретенную позже для Императорского Эрмитажа, был автором ряда сочинений об истории Южных земель России. С 1829 по 1832 гг. Стемпковский служил Керченским градоначальником, много сделавшим для сохранения исторических памятников Тавриды и развития Керчи. Владел домом и имением в Гурзуфе Стемпковский не долго. Не имея денег на содержание дома, он, вступив в права наследования, выставил дом на продажу.
Михаил Семёнович Воронцов
Следующим владельцем имения Ришелье становится новый губернатор Новороссии с 1823г. – граф М. С. Воронцов (1782- 1865).
Заслуги Воронцова по развитию полуострова общеизвестны. Это и прокладка дорог по всему Крыму, особенно в Южнобережной зоне, строительство торгово-пассажирского порта, придание Ялте статуса города, организация училища виноградарства и виноделия в Магараче, строительство замечательного дворца в Алупке, который с момента его создания стал памятником дворцово-парковой архитектуры и многое другое. Все это время с 1824 по 1834(35) гг. Воронцов оставался владельцем имения в Гурзуфе, где в урочище Ай-Даниль заложил первые промышленные виноградники, построил подвалы и бочарную мастерскую. Сам дом нового владельца разочаровал – он был мал и неблагоустроен. Чтобы увеличить количество жилых помещений, при Воронцове фундаментный цокольный этаж откапывают, отодвигают от склона горы. Фасадом становится восточная сторона дома с верандой. Но, несмотря на реконструкцию, жить в Гурзуфе его новый хозяин не пожелал. В 1834(35) г. Воронцов продает имение своему чиновнику по особым поручениям Ивану Ивановичу Фундуклею.
Иван Иванович Фундуклей
В истории Российского государства всегда было немало оригинальных и интересных людей, но человек, который не брал бы взяток, сидя в высоком кресле - это редкое чудо! Таким чудом в середине XIX века и был И. И. Фундуклей, хорошо известный жителям города Киева. Фундуклей служил в Киеве Гражданским губернатором. Приобретя в конце 1834 г. у графа Воронцова имение в Гурзуфе, он за несколько лет преобразил его до неузнаваемости, разбил новые виноградники, построил винный подвал, сделав имение одним из лучших на ЮБК.
В 1861г. в доме был произведен капитальный ремонт, в ходе которого была сделана новая крыша и уничтожена мансарда-кабинет. Деревянные колонны веранды были заменены чугунными, украшающими дом и сегодня. В эти же годы, середины XIX в., вокруг дома был разбит парк с цветниками и фонтанами. Перед фасадом установлены 12 мраморных ваз и фонтаны – Чаша и Нимфа. Фундуклей владел имением до самой смерти, совершенствуя и украшая парк и окрестности. Умер И. И. Фундуклей в Москве в 1880 г.
Петр Ионович Губонин
В 1881 г. у наследниц И. Фундуклея имение в Гурзуфе приобрел Петр Ионович Губонин. На гербе этого человека император Александр III собственноручно начертал для нового дворянского рода красноречивый девиз: «Не себе, а Родине!». Предпринимательский талант Петра Губонина и сегодня поражает масштабами своего приложения в самых различных сферах экономики. Начав трудовую деятельность «каменных дел мастером», через несколько лет он становится владельцем артели, налаживает производство строительных материалов, позже вступает в ряды железнодорожных подрядчиков и концессионеров. Его имя называли в числе крупнейших подрядчиков строительства Лозово-Севастопольской железной дороги в 1874г. В начале 60-х годов XIX века Губонин вкладывает деньги в развитие нефтедобычи и нефтепереработки на Крымском полуострове, заказывает разведку перспективности развития промышленной разработки месторождения каменного угля, вкладывает деньги в развитие отечественной металлургической и машиностроительной промышленности.
 Неординарным направлением в деятельности Губонина стало развитие русского курортного дела. После приобретения имения в Гурзуфе, новый владелец свою недюжинную энергию направил на устройство курорта в Гурзуфе. За несколько лет возводят семь гостиниц, проводят водопровод и канализацию, устраивают великолепный парк. Подлинным украшением парка становится ансамбль фонтанов, два из которых сохранились и сегодня. Во второй половине XIX века в российском обществе имя Губонина неизменно упоминалось в связи со многими благотворительными акциями. И в Гурзуфе его попечением была открыта аптека и фельдшерский пункт для местного населения, почта, телеграф, сберегательная касса, библиотека, замощены камнем центр и набережная поселка. При его участии построена мечеть в Гурзуфе, а на берегу возведен храм Успенья Пресвятой Богородицы.
 Скончался Петр Губонин 30 сентября 1894 года в Москве, но по его завещанию похоронен был в Гурзуфе (могила его не сохранилась).
Из истории музейного дела Крыма известно, что в ноябре 1920 года здание (бывшая дача Ришелье) было передано Крымохрису. Приказом Крымревкома от 11 августа 1921 г., а после открытия в 1922 г. Гурзуфского отделения Крымской военно-курортной станции – принято на хранение Гурзуфским подрайонным курортным управлением и числилось, таким образом, за двумя ведомствами. Центральным управлением курортами Крыма (Наркомздрав) и Крымохрисом, подчиненным в научном и административном отношении Главмузею НКП РСФСР, а организационно и по местным вопросам – КрымНКПросу.
В период 1921-1922 гг. деятельность Крымохриса была направлена, прежде всего, на охранные цели. Решением первого музейного съезда в октябре 1922 г. Дом-музей А. С. Пушкина переведен на бюджет Главмузея НКП РСФСР. Сбором музейной коллекции занимался Крымохрис. Но музей так и не открылся. Почему? Истинные причины этого открыли документы государственного архива Крыма, связанные с пребыванием в Гурзуфе высокопоставленного партийного работника Ю. П. Гавена. Дом стал базой отдыха. В мае 1922 г. по распоряжению заведующего Ялтинским райкурупромом Мальцева ключи от дома Пушкина по случаю отвода его для проживания т. Гавена и других ответственных работников Крымсовнаркома были переданы заведующему совхозом «Гурзуф» Д. О. Гельгесену, который занимался организационными вопросами на месте. В тяжелое послереволюционное время «партбольные» обеспечивались дефицитными продуктами питания «для ответственных работников, прибывающих в Гурзуф, отпускались бесплатно фрукты, виноград и вино…». Судя по докладным, приказы исполнялись усердно. Так начиналась история музея. В июне 1923 г. Крымохрис попытался вернуть дом и использовать по назначению. Из Москвы следует ответ: «Пушкинский домик Гурзуфе распоряжением ЦК оставлен Наркомздраву, размещения партбольных. НР 3553. Наркомздрав Семашко. 23.V № 5182».
А III Крымская музейная конференция в 1924 г. ликвидирует музей «Как едва ли сохранивший хотя бы что-нибудь от того дома, в котором гостил Пушкин». Отдых «партбольных» стал важнее музейной деятельности, хотя формально музей существовал до 1926 г.
В 1927 г. Крымохрис был упразднен, в этот же год по инициативе выдающегося ученого пушкиниста Б. В. Томашевского на доме была установлена мемориальная доска (не сохранилась), но при этом здание продолжало использоваться как госдача. Все, кому была дорога память о Пушкине в Крыму, считали это недостаточным. В 1936 г. Крымское правительство обратилось в Совнарком СССР с просьбой о создании музея поэта в Гурзуфе. В 1937 г., в год столетия смерти А. Пушкина ограничились лишь установкой мемориальной доски (не сохранилась). На протяжении года велась подготовительная работа по открытию музея. В июне 1938 г. Музей принял первых посетителей.
Прошли годы, вокруг дома вырос парк, круглый год, радующий посетителей цветами и удивляющий декоративной стрижкой кустарников. Сейчас в имении Ришелье расположен музей А. С. Пушкина, а территория уже в частной собственности. Здесь, в ста метрах от моря, в Гурзуфском парке-памятнике садово-паркового искусства находится санаторий «Пушкино».
В июне 2007 года в одной из комнат Пушкинского музея был создан мемориальный кабинет выдающегося ученого-пушкиниста Б. В. Томашевского, являющегося инициатором создания музея. 

Борис Викторович Томашевский, выдающийся филолог, литературовед, человек разностороннего дарования, яркий и самобытный ученый, оставил большое литературное наследие. Он был историком литературы и лингвистом, теоретиком стиха и текстологом. Б. Томашевский принадлежал к тому поколению ученых, которые закладывали основы советской филологической науки. В круг его научных интересов входили французская литература XVII — начала XIX века, русская литература XVIII века, новая русская литература, поэзия начала XX века и, прежде всего – Пушкин.
Томашевский родился 29 ноября 1890 года. В 1908 году, после окончания гимназии, он был вынужден уехать в Бельгию, так как за участие в революционном кружке доступ к высшему образованию в России был ему закрыт. В 1912 году он окончил Льежский университет с дипломом инженера-электрика. В годы учебы проявились и его филологические интересы: Томашевский слушал лекции в Сорбонне, занимался в Парижской национальной библиотеке. Здесь были заложены основы его глубоких знаний французской литературы. Вернувшись в Россию в 1913 году, молодой ученый начинает работать в архиве Пушкинского дома. Наука о стихе и творчестве Пушкина будут привлекать ученого всю жизнь.
Своеобразие Томашевского как ученого заключалось в том, что в нем соединялись филолог и математик. У него не было филологического диплома (степень доктора филологических наук он получил по совокупности работ только в 1941 году), но именно филология стала его основной специальностью. При этом математика помогла ему выработать метод исследования русского стиха, она же была его увлечением. Он любил музыку, увлекался и балетом, но часто отдыхал в мире цифр и формул. На письменном столе Томашевского рядом с рукописью монографии о Пушкине можно было увидеть листочки со сложными математическими вычислениями. Математической точностью и ясностью мысли отличаются его текстологические и историко-литературные работы. Ни одного положения он не высказал без аргументации, и если для этого приходилось вторгнуться в незнакомую ему область — делал это. Когда в 1953 году Пушкинский дом получил новые работы румынских исследователей о Пушкине, Томашевскому понадобилось две недели, чтобы сказать: «Интересные работы. Пришлось выучить румынский язык».
Основные черты Томашевского как ученого — острый и точный ум, широта научных интересов, глубокая эрудиция, новаторство и оригинальность исследовательской мысли, научная принципиальность. Труды Томашевского переведены на французский, немецкий, итальянский, чешский и другие языки.
Неожиданно оборвалась жизнь Бориса Викторовича Томашевского. Лето 1957 года он проводил, как обычно, в пушкинском Гурзуфе и каждое утро совершал километровый заплыв. В море 24 августа и настигла его смерть. Он не утонул, а умер в море, и тело его только к вечеру нашли рыбаки. Его похоронили на Гурзуфском кладбище.
В последние годы Томашевский работал над обобщающей монографией об эволюции творчества Пушкина. Первая книга монографии «Пушкин (1813-1824)» вышла в 1956 г. и посмертно отмечена премией им. В. Г. Белинского АН СССР.
Такова судьба двухсотлетнего гурзуфского дома, где сошлись судьбы удивительных людей и эпох… если бы стены могли говорить…

Комментариев нет:

Отправить комментарий