вторник, 20 августа 2013 г.

195 лет со дня рождения Эмили Бронте, английской писательницы


Эмили Джейн Бронте (1818 – 1848) — английская поэтесса, автор знаменитого романа «Грозовой перевал», сестра Шарлоты Бронте.
В отличие от Шарлотты у Эмили Бронте не было близких друзей, она редко писала письма, мало кого любила, за исключением родных. Характеру её была свойственна стоическая твёрдость и мистицизм.
В 1846 году выходит поэтический сборник «Стихотворения Каррера, Эллиса и Эктона Беллов». Стихи Эмили получают довольно высокую оценку критики. В настоящее время особенно высоко оценивается её поэзия. Стихотворения «Воспоминание» (Remembrance), «Узник» (The Prisoner) и другие принесли ей славу талантливой поэтессы, не менее оригинальной, чем Блейк, Шелли и Байрон.
В 1847 году был опубликован её роман «Грозовой перевал», который впоследствии принес ей славу. При жизни Эмили этот роман остался практически незамеченным, и только после её смерти, когда Шарлотта осуществила второе его издание, «Грозовой перевал» был встречен хором похвал как истинный шедевр, правда, с некоторыми оговорками.
Яркий реалистичный рассказ о жизни английской провинции со всеми ее предрассудками, тайными пороками, страстями, ханжеством и драмами – «Грозовой перевал» – роман-загадка, вошедший в десятку лучших романов всех времен и народов! История бурной, поистине демонической страсти, которая будоражит воображение читателей вот уже более полутора сотен лет.

Кэти отдала свое сердце двоюродному брату, но честолюбие и жажда богатства толкают ее в объятия богача. Запретное влечение превращается в проклятие для тайных любовников, и однажды...
В биографической справке Шарлотта отмечала «ужасающую, великую мрачность», пронизывающую повествование о двух йоркширских семействах Эрншо и Линтонов и их злом гении Хитклиффе. Кэтрин Эрншо и Хитклиффа связывает бурная, демоническая, мятежная страсть. Их любовь трагична. Только после смерти они чудесным образом соединяются. Известная английская писательница Э. Гаскелл, писала, что роман «Грозовой перевал» вызвал у многих читателей дрожь ужаса и «отвращения к той выразительности… с которой были изображены дурные… персонажи». Однако роману присущи моральная сила и мудрость, жестокости, коварству и безумию противостоит разум и справедливость.

Комментариев нет:

Отправить комментарий