четверг, 18 апреля 2013 г.

18 апреля Международный день памятников и исторических мест и День памятников истории и культуры


Международный день памятников и исторических мест (День всемирного наследия) установлен в 1983 году Ассамблеей Международного совета по вопросам охраны памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС) созданной при ЮНЕСКО, с целью привлечь внимание общественности к вопросам защиты и сохранения всемирного культурного наследия. Впервые, на межгосударственном уровне, день памятников и исторических мест отмечался 18 апреля 1984 года. В рамках празднования Дня всемирного наследия проводятся конференции по вопросам сохранения и защиты культурного наследия, а также другие мероприятия.
В Севастополе почти 1200 памятников, около 900 из которых посвящены страницам военной истории города. http://www.sevmonument.ru/
Памятник А. И. Казарскому и бригу «Меркурий»

Памятник был открыт в 1839 году. Это первый памятник на севастопольской земле, сооружённый в честь подвига моряков брига «Меркурий» и его командира – капитан-лейтенанта А. И. Казарского (1797-1833 гг.). Проект памятника академика архитектуры А. П. Брюллов – брата знаменитого художника – Карла Брюллова. Строительные работы выполнил мастер О. Г. Нюман. Памятник бригу «Меркурий» напоминает о беспримерной победе маленького брига над двумя флагманскими кораблями турецкого флота в 1829 г.
Бриг был построен в 1820 году в Севастопольском Адмиралтействе корабельным мастером И. Я. Осмининым. Во время русско-турецкой войны 1828-1829 годов к Босфору в мае 1829 года в крейсерское плавание послали отряд кораблей: фрегат «Штандарт», бриги «Меркурий» и «Орфей». Заметив русские суда, линейные турецкие корабли бросились в погоню. Более быстроходные «Штандарт» и «Орфей» ушли вперёд, а «Меркурий» отстал. Турецкие корабли – 110-пушечный «Селимия» и 74-пушечный «Реал-Бей» настигли 20-пушечный бриг. Командир собрал офицеров на военный совет. По флотской традиции, выступивший первым младший по чину поручик корпуса флотских штурманов Иван Прокофьев предложил драться до последней возможности, а лейтенант Фёдор Новосильский – оставшемуся в живых офицеру взорвать бриг, но не сдавать его врагу. У входа в крюйт-камеру положили заряженный пистолет.

Более четырёх часов продолжался небывалый в истории морской бой. Бриг получил 22 пробоины, 297 различных повреждений, но благодаря умелому руководству боем, мужеству и мастерству русских моряков вышел победителем. Даже противник был вынужден признать блистательную победу русских. Участник боя турецкий штурман с «Реал-Бея» позже писал: «...В продолжении сражения мы поняли, что капитан брига никогда не сдастся, и если он потеряет надежду, то тогда взорвёт свой бриг на воздух. Ежели в великих деяниях древних и наших времён находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все отныне помрачить, и имя сего героя достойно быть начертано золотыми буквами на храме славы».
За свой подвиг экипаж брига удостоился самой высокой награды – права носить Георгиевский кормовой флаг. Специальным указом приписывалось всегда числить в списках российского флота корабль с названием «Память Меркурия». А. И. Казарского произвели в капитаны 2 ранга, наградили орденом Святого Георгия 4-й степени и зачислили в царскую свиту флигель-адъютантом. В честь победы выбили памятную медаль.
Памятник сооружён в стиле классицизма. На усечённой пирамиде из крымбальского известняка установлена античная трирема. На подиуме в небольших нишах помещены горельефные изображения А. И. Казарского и античных богов – Ники (богиня Победы), Нептуна и Меркурия. На постаменте – два маскарона и военные атрибуты, символизирующие славу и доблесть. Как утверждает один из документов, хранящихся в Центральном государственном архиве в Москве, лаконичную надпись «Казарскому. Потомству в пример» повелел начертать император Николай I.
Памятник Затопленным кораблям

В 1905 году на месте второй линии затопления судов в десяти метрах от берега установили памятник. Его авторы: скульптор академик А. Г. Адамсон, архитектор В. А. Фельдман и военный инженер О. И. Энберг.
11 сентября 1854 года между Константиновской и Александровской батареями по приказу главнокомандующего князя А. С. Меншикова для заграждения входа на рейд затопили семь судов: фрегаты «Сизополь», «Флора», корабли «Уриил», «Три Святителя», «Селафаил», «Силистрия», «Варна». Позже, в феврале 1855 года, от Михайловского форта на Северной стороне до Николаевской батареи – на Южной появилась вторая линия мачт, выступающих из воды: моряки затопили еще восемь судов.
Предпринятые меры сделали крепость практически неприступной с моря. Первые суда затопили вместе с пушками и такелажем. Долгое время не было известно – памятник Затопленным кораблям – название официальное или народное? Некоторый свет на эти затянувшиеся размышления пролил документ № 3898 из канцелярии Великого князя Александра Михайловича, подписанный 3 августа 1905 года: «Памятник Затопленным кораблям впредь именовать «Местом заграждения Севастопольского фарватера». (Фонды Музея героической обороны и освобождения Севастополя (МГОС) А-378, л. 34).
Памятник пережил землетрясение 1927 года и взрыв неконтактной донной мины вблизи от него 22 июня 1941 года, когда было сбито крыло орла, утрачены часть капители и гранитные блоки. В 1951 году Киевские научно-реставрационные мастерские выполнили реставрацию монумента.
Малахов курган


Расположенный в юго-западной части Корабельной стороны, курган на 97 метров возвышается над уровнем моря. Дважды эта высота становилась ареной ожесточённых боёв: в годы Крымской войны и в Великую Отечественную. Впервые её название – Малахов курган появилось на генеральном плане города 1851 года. (РГА ВМФ, ф. 326, оп. 1, д. 13323). Существовал ряд версий и легенд о возникновении этого топонима. Документы, хранящиеся в Российском государственном архиве военно-морского флота в Санкт-Петербурге позволяют утверждать, что курган назвали по имени Михаила Михайловича Малахова.
Начав службу в 1789 году в Херсоне кают-юнгой на одном из судов Черноморского флота, он навсегда связал свою жизнь с морем. Был боцманом, шкипером, такелажмейстером. Получив в 1827 году за «усердную службу» чин капитана, был переведён в Севастополь, где стал командовать ротой 18-го рабочего экипажа. Поселился М. М. Малахов на Корабельной стороне. Среди нижних чинов и бедноты капитан Малахов пользовался авторитетом за честность и справедливость. В дом его, находившийся вблизи кургана, шли с просьбами, спорными вопросами. И вскоре фамилия капитана и высота на Корабельной слились для горожан воедино, а курган стал называться Малаховым. В 1830 году капитан Малахов был замешан в событиях «чумного бунта», но сильно не пострадал, его уволили со службы тем же «капитанским чином».
У М. М. Малахова было двое сыновей и шесть дочерей. Сыновья тоже стали моряками. Старший, Афанасий, в 1836 году, в год смерти отца, был зачислен в штурманскую роту. Позднее вместе с братом начал службу и младший сын Малахова – Илья. Они участвовали в обороне Севастополя 1854-1855 годов. Афанасий сражался на пятом бастионе, получил ранение и скончался в марте 1855 года. Илья Малахов находился рядом с братом на шестом бастионе. Они оба за оборону награждены орденом Св. Анны III степени с бантом.
Городские власти пытались несколько раз переименовать курган, но жители города продолжали называть его Малаховым. Это народное название сохранилось до наших дней.
Во время Крымской войны на Малаховом кургане построили главный бастион Корабельной стороны, входивший в IV дистанцию оборонительной линии, которой до 7 марта 1855 года командовал контр-адмирал В. И. Истомин, затем капитан 1 ранга Н. Ф. Юрковский. Он получил смертельное ранение 5 июня 1855 года, а командиром дистанции стал капитан 1 ранга, командир 44-го флотского экипажа Ф. С. Керн – родственник Анны Керн, которой А. С. Пушкин посвятил свои бессмертные строки.
Курган стал Голгофой для руководителей севастопольской обороны вице-адмирала В. А. Корнилова и адмирала П. С. Нахимова. Оба были смертельно ранены на Малаховом кургане. На месте смертельного ранения Корнилова установлен величественный монумент.
В годы Великой Отечественной войны прославленный курган, как опытный воин, как испытанный боец, вновь занял своё место в строю. Осенью 1941 года на его вершине установили два 130-миллиметровых орудия с поврежденного эсминца «Совершенный». Командовал батареей, получившей № 111 (затем № 701), капитан-лейтенант А. П. Матюхин. Севастопольцы называли её батареей «Малахов курган». Лицом к врагу, как много лет назад, курган и его защитники – «матюхинцы» оказались в ночь с 29 на 30 июня 1942 года, когда гитлеровцы, форсировав Севастопольскую бухту, бросили против батареи, вставшей на их пути, превосходящие силы, поддержанные танками. Когда кончились патроны, гранаты и отбиваться стало нечем, несколько десятков защитников кургана 1 июля с тяжело раненным А. П. Матюхиным с боем прорвались в район 35-й береговой батареи.
Весной 1956 года моряки и жители Корабельной стороны заложили мемориальный парк. Его главную аллею назвали Аллеей Дружбы. На ней посадили деревья многие известные политики, военачальники: Н. С. Хрущёв, А. И. Микоян, К. Е. Ворошилов, Тодор Живков, Георгиу Деж, Морис Торез, Хо Ши Мин, А. И. Покрышкин, первый космонавт планеты Ю. А. Гагарин, лётчики-космонавты Г. С. Титов, А. Г Николаев, П. Р. Попович, В. М. Жолобов... 27 апреля 2001 года в парке кургана посадил крымскую липу мэр Москвы Ю. М. Лужков.


Посредине Аллеи Дружбы за ажурной оградой растёт старое миндальное дерево-ветеран. На табличке надпись: «Одно из немногих деревьев, сохранившихся на кургане в годы Великой Отечественной войны».
Сегодня Малахов курган - комплексный мемориальный памятник национального значения, в который входит двадцать один памятник и мемориальных обозначений.










Комментариев нет:

Отправить комментарий